picture

Рубрики статей

Разделы сайта

Поиск по сайту


Вы Можете!

Поделиться:

Вход

Погода

Случайная Статья
Макеев Егор Абрамович


Случайное Фото

Мини-чат

Друзья сайта
Enakievets.info

Весь Донбасс - веб-каталог Донецка и Луганска

Статистика

Приветствую Вас, Гость · RSS 20.05.2018, 15:17

Главная » Статьи » Творчество [ Добавить статью ]

Рассказ "Наследники"

«Я верю …, что время лечит от страданья, что мир для счастья сотворён, что добродетель не названье и жизнь по более, чем сон!..»
(М. Лермонтов)

Галина чувствовала, что была нежеланной гостьей у своих родных, но её душа и разум верить в это категорически отказывались. Да и как могло быть иначе! Старенькие дед с бабушкой сами позвали Галину к себе, даже телеграмму дали, чтобы она скорее приезжала, т.к. якобы боялись, что могут больше не увидеться. Но вдруг на второй день после её приезда бабушка подозвала внучку к себе и грубо спросила:
- Ну что, приехала, посмотрела на нас, подарки привезла? Теперь езжай обратно!
Галина вначале даже не поняла, что ей недвусмысленно намекнули, на то, чтобы она уезжала домой. Взяв отпуск за свой счёт и, отпросившись с работы, она ехала к родным с надеждой, что проведёт на родной земле ни один день, а тут такое. Отказываясь понимать происходящее, девушка решила никуда не уезжать, не смотря ни на что. С того времени каждый день, проведённый у родственников, стал для неё пыткой. Что бы она ни делала, за какую работу бы ни бралась – всё было не так. Она не так мыла полы, не так убиралась, не так полола картошку, даже кровать и то заправляла не так. Галина не узнавала своих родных. Их как будто подменили. В конце концов, однажды наварив на всю семью вареников с вишнями, Галина сама осталась без обеда.
В тот день её двоюродные братья Илья и Славка чашками таскали вареники к себе домой, т.к. жили неподалёку и так накормили ими дворового пса Шарика, что тот трое суток лежал кверху лапами и никого не узнавал, отказываясь даже лаять, чего с ним ранее никогда не случалось. После этого случая пёс был переименован из Шарика в Кабысдоха.
- А как ты хотела? Здесь тебе не какая-нибудь деревня! У нас «город», а в нём - «люди»! – ехидничала довольная бабушка, получая, по всей видимости, от этого особое удовольствие.
Галина с каждым днём не переставала удивляться происходящему. Даже её дядька, мамин брат, дядя Савва, живший вместе со своими родителями, стал делать ей замечания.
- Ты хотя бы полы помыла в хате, а то дедушке «дыхать» нечем! – ехидничал он, увидев Галину, особенно стараясь укусить, когда рядом были соседи или кто-то из посторонних.
Её терпению окончательно пришёл конец, когда она увидела, как её младший брат Илья прошёлся в грязных сапогах по только что вымытым полам, не обращая никакого внимания на её замечания.
Нагрубив в ответ, Илья, не только не извинился, но показывая верх вседозволенности и хамства, плюнул на чистый порог, разбрызгивая во все стороны жёлтую слюну, которой у него по всей видимости накопилось за последние годы немало.
Возмутившись, Галина пошла с жалобой к деду. Дед любил наводить в доме «порядок». Иногда у него это получалось. И тогда он, раздувшись от важности, вышагивал по двору как сиамский павлин, довольный собой и миром. Ну, если кто-то пытался его ослушаться, то в ход шли и палки, и угрозы, а порой и то, и другое вместе. Когда-то однажды его зять Микола, помогавший ему строить дом, оговорился с ним и тут же получил такой тычок в спину, стоя на крыше недостроенного дома, что полетел вниз. После случившегося ему тогда долго пришлось отлёживаться на бабушкиных перинах. Ему ещё повезло, что он рухнул пятками вперёд на кучу песка, и всё обошлось без особых последствий.
Выслушав Галину, дед не только не возмутился, но как-то неестественно ухмыльнувшись, спросил:
- А ты случайно не пьёшь женьшень, который моя бабка прячет?
- Какой женьшень? – удивилась внучка.
Дед как-то слишком быстро соскочил с кровати и, подбежав к шкафу, достал из него бутылочку с тёмной жидкостью.
- Я вообще не пью! – возмутилась внучка.
- А кто пьёт? Я что ли пью? Я им лечусь! – забрызгал слюной дед и, фыркнув, перевязал пузырь ниткой.
На этом «чудеса», творившиеся в их доме, не закончились. Подозрительным образом из дома стали исчезать вещи. Причём исчезало всё, начиная от ложек и кончая электробытовыми приборами. Исчез утюг, все бабушкины косынки и платки, чашки, стаканы, ножи и вилки. Однажды Галине удалось увидеть, как Илья, прокравшись в дом в послеобеденное время, когда все спали, зачем-то рылся в кухонном шкафу. Достав оттуда старые ложки и вилки, он старательно заворачивал их в какую-то тряпку.
- Ты зачем это делаешь? – возмутилась Галина, пытаясь остановить вора.
Но Илья, не обращая на неё никакого внимания, демонстративно схватил стоявшую на столе Галинину кружку и выскочил во двор.
Удивившись ещё больше, Галина решила выяснить у бабушки, в чём дело.
- Это я им разрешила! – довольно произнесла старушка и вздохнула. – У них семья, им нужнее! А нам, старикам, уже ничего не надо!
- Ну, если они так будут всё тащить, то вам скоро не из чего будет, ни есть, ни пить! – возразила внучка.
- А ты не вмешивайся! Это не твоё дело! – строго произнесла бабушка и поджала губы.
Галина ничего не понимала. На следующий день к ним зашла мать Ильи, Тася.
- А давай проверим, кого наши старики больше всего любят тебя или меня? – спросила она вдруг у племянницы и, не дожидаясь ответа, позвала своего отца, деда Галины.
На глазах у него она демонстративно залезла на крышу старой купальни и стала рвать спелые ягоды шелковицы. Шифер на купальне скрипел и крошился под её тяжестью, но Тася слезать не спешила. Подозвав к себе младшую дочь Нину, она взяла её на руки, и теперь они уже вдвоём обрывали шелковицу. Дед молчал, не смотря на то, что ему очень хотелось высказаться, но на руках у Таси была его любимица, в которой он души не чаял.
Не выдержав, Галина тоже решила залезть на купальню, но не успела она сделать по крыше и одного шага, как дед схватился за палку и кинулся к внучке.
- Слезь сейчас же! – заорал старик не своим голосом. – Ты мне скоро весь шифер сломаешь!
- А Тасе можно? Она ведь старше меня и больше весит! – обиделась Галина.
Дед замахнулся на внучку палкой. Галина слезла с крыши и пошла в дом. Последнее время она всё чаще проводила в нём своё время.
- Я же говорила, что мой папочка меня больше любит, чем тебя! – кричала ей вслед довольная Тася.
На следующий день дед подозвал внучку к себе и объявил, что ему не нравится, как Галина ведёт себя.
- Как ты приехала, так у нас в доме начались постоянные скандалы. Все вокруг ссорятся, а я старый, мне покой нужен! – орал дед не своим голосом.
Раньше такого в отношении Галины он никогда себе не позволял. На крик прибежала бабушка. Она стояла в стороне и молчала, не вмешиваясь в разговор.
Слушавшая его девушка лет двадцати не знала, верить всему услышанному или нет. Дед обвинял внучку во всех смертных грехах и даже в том, что она много ела, долго спала, ничего не делала, а он, находясь на смертном одре, всё это должен терпеть, и что он скоро положит этому конец и покажет кузькину мать.
Потеряв терпение и поняв, что её родня окончательно спятила, Галина решила уехать. Готовясь к отъезду, она вдруг заметила, как её двоюродные братья ломают в саду старую вишню. Сердце её сжалось от увиденного. Вишню посадили ещё тогда, когда Галина была маленькой девочкой и каждое лето приезжала к бабушке и дедушке в гости. Дед тогда был другим и очень радовался её приезду. По его щекам струились слёзы при виде маленькой Галины, и он ласково обнимал её, касаясь небритой щекой её щеки.
- Какой ты колючий! – кричала внучка, увёртываясь от его объятий, а дед, чтобы ей понравиться, сразу шёл бриться.
Прошлое встало перед Глазами девушки, и она вспомнила, как впервые бабушка подвела её к вишнёвому дереву, показывая, как растут ягоды, объясняя, что дед посадил эту вишню специально для неё. Как она радовалась ему, приезжая в гости и сразу бежала «здороваться» со своей вишенкой. А теперь её двоюродные родственники просто так уничтожали дерево, которое она очень любила и относилась к нему почти, что как к живому существу.
- Вы что делаете? – не выдержав, закричала Галина, почти бегом спускаясь в сад по высоким каменистым ступеням.
- А что здесь такого? Мы теперь здесь наследники! Это наша вишня! Это наш дом и наша усадьба! Дед его нам переписал, а тебе ничего не оставил! – закричал старший из братьев Славка. – Уезжай! Тебя сюда никто не звал! Ты что ещё не поняла, что никому здесь не нужна! Мы тебя не звали!
- А я не к вам приехала, я к деду и бабушке приехала! – возмутилась Галина.
- А где ты до этого была? Почему так долго не приезжала? Ты, наверное, заметила, что мы теперь не такие как раньше? – вдруг закричал Илья.
- Заметила! – с горечью вздохнула двоюродная сестра.
В её памяти одна за другой вставали картины из детства, того времени, когда они все вместе дружно играли во дворе, как братья дрались из-за неё даже за место, чтобы только посидеть рядом. Как они по вечерам смотрели на звёзды и загадывали желания. Как они плакали, когда она уезжала домой. Но сквозь эти воспоминания прорывался голос младшего брата Ильи. Он почти кричал:
- Да, мы не такие, как были раньше! И мы теперь прежними уже никогда не будем! Нас сломали, но мы долго сопротивлялись, т.к. не хотели быть такими, какими нас хотели сделать! Мы им говорили, что т. Люда и её дочь не такая, как они, что Вы лучше их, но они не слушали. Нас били, над нами издевались. А один раз нас с братом вообще закрыли в кладовке и держали там всю ночь. Родители были на работе. Нам запретили кому-либо даже говорить об этом! И теперь мы такие, какими нас сделали! Мы научились лицемерить, притворяться, врать. Мы стали одними из них и назад у нас пути нет. Вы далеко, а они близко и если мы будем сопротивляться, то нас вообще искалечат! Если бы вы приехали к нам раньше на год или на два, то этого бы с нами никогда не случилось. А теперь не надо нам говорить, что мы плохие, что мы делаем что-то не так. Мы теперь другие!
- Да кто это они? – удивилась Галина.
- Дед и бабка! – последовал ответ.
Слушавшая их Галина не знала, верить услышанному или нет. Она с сомнением посматривала на своих братьев Илью и Славку, которых действительно не видела три года. За это время они сильно изменились. И хотя их раньше связывала нежная дружба и детские воспоминания, то теперь она никак не могла найти с ними общего языка. На её замечания они не реагировали, разговаривали грубо и развязно, вели себя с отчаянной дерзостью, пытаясь настраивать против неё даже младшую сестрёнку Нинку, которой только что исполнилось четыре года.
- Ничего не поделаешь! Переходный возраст! – улыбался в ответ их отец Николай, когда Галина пыталась с ним поговорить насчёт братьев.
Младшая сестрёнка Нинка тоже старалась во всём подражать старшим и игнорировала Галину. Правда, иногда она делала исключение и позволяла себя тискать, носить на руках, играть, становясь на определённое время снова маленькой девочкой, но увидев кого-либо из братьев, сразу превращалась в дикого зверёныша, исподтишка пытаясь даже лягнуть Галину ногой, оговориться, сделать по-своему.
- Уезжай! Так лучше будет! И кого ты слушаешь? Ты же сама знаешь, какой Илья «сказочник». Он может такое рассказать! Я лично ничего не слышал! Наши бабушка с дедушкой никогда плохого себе не позволят. Они нас вырастили, а он про них такое говорит! Не верь ему! – произнёс Славка, грозя зачем-то кулаком младшему брату и отводя в сторону глаза.
- Уезжай! – передразнила Нинка старшего брата, глядя на Галину.
- Да уеду, я уеду, не переживайте! Не нужно мне вашего наследства, – вздохнув, произнесла Галина. – Только вишню не ломайте.
Но Илья и Славка уже не слышали её слов. А может быть, и не хотели их слышать. Они с ещё большим озверением ломали ветки деревьев со спелыми вишнями и вишнёвые гроздья, растоптанные грязными сапогами, оставляли на земле яркие следы, словно следы крови от разорванной пополам души.
С тяжёлым сердцем Галина покидала родные места, где прошли счастливые годы её детства. Поделив родных детей на любимых и нелюбимых, дед с бабкой выбрали, наконец, достойных наследников, которых воспитали «под себя» и с которыми решили скрасить последние годы своей жизни. Тогда они ещё не представляли себе до конца, какая старость их ожидает. Говорят, что дед умер в день рождения своей любимой внучки Нинки. Когда он умирал, то просил воды, но подать ему её было некому. Ни его дочь Тася, ни внуки так и не пришли к нему, справляя именины. Бабушка умерла позже, забытая всеми. Дом их был полностью разрушен и только лишь посаженные старые вишни напоминают теперь о былом прошлом, когда здесь звучали счастливые детские голоса и раздавался весёлый смех.







Источник: http://Автор
Категория: Творчество | Добавил: kalina (04.07.2014) | Автор: Светлана E
Просмотров: 3800 | Теги: Родные места, весёлый смех, вишнёвые гроздья, наследство | Рейтинг: 0.0/0

Копипастерам: При копировании материалов со страниц сайта Ольховатка-ONLINE активная ссылка на сайт http://olhovatka-online.ru обязательна. Содержание статей может отличаться от первоисточника и не включать полный текст оригинала. Весь материал предоставлен из открытых ресурсов с соответствующими ссылками на источники. Уважайте труд авторов и всегда указывайте источник.

Похожие материалы
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
olhovatka-online.ru © 2009-2018