picture

Рубрики статей

Разделы сайта

Поиск по сайту


Вы Можете!

Поделиться:

Вход

Погода

Случайная Статья
Жители Донбасса стали больше зарабатывать?


Случайное Фото

Мини-чат

Друзья сайта
Enakievets.info

Весь Донбасс - веб-каталог Донецка и Луганска

Статистика

Приветствую Вас, Гость · RSS 18.11.2017, 16:45

Главная » Статьи » Творчество [ Добавить статью ]

Последний приют

«Памяти настоятеля Троицкого храма в Тверской области отцу Андрею посвящается…»

Весна выдалась в этом году ненастная: то дождь, то снег. Птицы и те попрятались. Небо было затянуто серыми тучами и сквозь них иногда проглядывало запоздалое солнце.
Отец Андрей шёл по раскисшей дороге, по щиколотку утопая в грязном снегу. Сегодня у него был тяжёлый день. Посёлок Я…, где у него был приход, выглядел, как после бомбёжки. Покосившиеся старые дома заплаканными глазами глядели на мир, навевая и без того неприятные воспоминания. У стариков не было сил, чтобы залатать дыры, а молодёжь, оставшаяся без работы после развала колхозов, с каждым годом всё больше и больше спивалась. Вот и сегодня батюшка пытался образумить пришедших в храм двух местных жителей, которые ходили сюда явно не за очищением души, а присматривались к недавно купленному им иконостасу. Уставший священник не раз вступал в борьбу с пороками местных жителей, которые приходили в храм в изрядном подпитии. Своим поведением они не только оскверняли приход, показывая своё презрение к христианской вере, но и потихоньку разворовывали маленькую церквушку. Постепенно из неё были вынесены все иконы, даже мелкая церковная утварь и та бесследно исчезла. Местные жители, постоянно искавшие что-нибудь на выпивку, повадились обворовывать приход, и их уже никто и ничто не могло остановить. Не раз пытался батюшка обращаться и в милицию, и в местные СМИ за помощью и защитой, но его никто не слышал. Или, быть может, кто-то боялся потерять свой авторитет больше, чем совесть…
В послевоенное время село и то не было таким запущенным. Тогда ведь были колхозы, работа. В полях гудели тракторы, была молочная ферма, свой сыродельный завод. Молодёжь не спешила в город, т.к. родное село им было гораздо ближе. Получив в столице профессию , они возвращались домой, под родную крышу. Здесь справлялись свадьбы, рождались дети, которых потом с гордостью вели в первый класс молодые папы и мамы. И хотя отец Андрей был ещё не старым, ему только исполнился тридцать один год, но он любил общаться со старожилами. Бабушки, посещавшие храм, часто вспоминали свою молодость и рассказывали ему о своей жизни. С трудом верилось, что когда-то этот посёлок жил своей жизнью, со своими радостями и заботами, преодолевая трудности и с надеждой глядя в будущее. Ведь тогда у них была уверенность в завтрашнем дне, а рядом были дорогие и близкие сердцу люди, подрастали внуки.
Внимание отца Андрея привлекла стая перелётных птиц, кружившая над посёлком. С громкими криками возвращались они на родную землю. Даже холодный, почти зимний день, не мог помешать их вселенской радости. Они на разные голоса приветствовали своё возвращение, и было в птичьем крике что-то такое светлое и бесшабашное, что заставило отца Андрея улыбнуться, и в этот момент, словно почувствовав перемены, на небе выглянуло яркое солнце.
« Да не так уж всё и плохо!» - оптимистично подумал священник, торопясь домой после службы, где его ждала матушка Ксения и трое ребятишек.
«Вот отремонтируем церквушку, даст Бог прикуплю ещё иконок, люди пойдут в храм за верой и кто-то быть может обратится не с просьбой дать денег на выпивку, а за очищением души», – мечтательно думал батюшка по дороге домой. Ведь даже птицы возвращаются домой, даже у них есть сердце, которое зовёт их на родину, туда, где они впервые увидели этот мир, это небо, научились летать…»
Словно в ответ на его мысли, дома его ждал сюрприз. Матушка сообщила, что ждёт ребёнка. Это был бы четвёртый малыш. У отца Андрея уже были дети:
Сын Давид – десяти лет, дочь Анна - семи лет и самая младшая – Анастасия, которой недавно исполнилось четыре года. Он очень любил детей, и появление каждого ребёнка считал знамением Божьим, хотя иногда в его душе поселялся страх за их будущее, за их судьбу.
Пережив несколько раз ужас от царящего произвола местных властей, от которого он и его семья бежали два года назад из соседней деревни, когда подожгли их дом, батюшка со страхом смотрел в будущее. Поэтому каждое утро он страстно молился за детей, пытаясь оградить их от бед, его сердце во время молитвы замирало и ему на миг казалось, что он падает в бездну, такая тоска наваливалась на плечи.
Холодная весна 200… года до сих пор стояла у него перед глазами. Всё началось с того, что в местном храме стали пропадать старинные иконы. Он не раз обращался к местным властям за помощью, прося защиты, но его никто не слышал. Не выдержав такого кощунства, батюшка стал сторожить церковь с ружьём в руках. Несколько месяцев подряд он выходил на охрану храма, как на службу.
«Я не смогу выстрелить в человека, выстрелю в воздух, но вор будет стрелять в меня», - говорил он, обращаясь за помощью и защитой.
Вот после этого в мае у него и сгорел дом. Его семья уцелела чудом. Вместе с домом сгорело и всё их нехитрое имущество. Дом подожгли в шесть часов утра, когда отец Андрей уехал в Троице-Сергиеву Лавру, а в 6.45 он получил на мобильный телефон сообщение, что горит его дом. Виновных в поджоге тогда так и не нашли. Поговаривали, что дом подожгли жители села П…, в прошлом центральной усадьбы колхоза им. Ленина, где он пытался бороться с пьянством. Но это была одна из версий. В официальном ответе местного РОВД батюшке отказали в возбуждении уголовного дела, заявив, что дом сгорел от замыкания электропроводки. Оставшись один на один с бандитами, которых даже не привлекли к ответственности, свалив всю вину на хозяев, батюшка понимал, что оставаться здесь жить дальше нельзя, т.к. этим он подвергает опасности не только себя, но и свою семью. Тогда испытав первый раз ужас от царящего произвола, он просил освободить его от этого прихода и перевести на службу в другое место. Но его уговорили остаться, ведь нельзя же было оставлять людей без христианской веры. Его стремление помогать людям и уговоры начальства взяли верх над всеми страхами, и он решил остаться. Надо было начинать всё сначала. Если бы он знал тогда, чем всё это закончится…
Денег на новое жильё у батюшки не было, т.к. приход его был бедным. За помощью он обратился в службу «Милосердие» при Епархиальном совете города М... Тогда ему выделили небольшую сумму – тридцать тысяч рублей, и его семья переехала на жительство в соседнее село, опасаясь оставаться на прежнем месте. Да и до прихода здесь было недалеко. Однако, из церкви по-прежнему пропадали иконы…
Да дело было не только в иконах... Местные СМИ пестрели заголовками криминальной хроники: педофил изнасиловал четырёхлетнюю девочку; четырнадцатилетний подросток с группой товарищей напал на тридцати девятилетнего мужчину, ночевавшему в одном из сараев, в результате чего последний скончался; задержаны похитители канализационного люка и детской коляски; задержан очередной насильник; распространены постоянные грабежи с применением насилия; глава администрации К… превысила полномочия, в результате чего ущерб от действия чиновницы оценивается в три миллиона рублей… Два миллиона двести тысяч рублей – таков нынче масштаб хищений на селе. Проводить аналогии с городом даже страшновато…
Отец Андрей сам не раз задумывался: надо что-то делать, чтобы остановить надвигающийся криминальный беспредел, вернуть людей в лоно церкви. Ведь сегодня все настолько отдалились от христианской веры, забыли церковные постулаты, что и само понимание нравственности в глазах местных жителей выглядело скорее пороком, чем достоинством. Церковь, как могла, тоже пыталась бороться с возросшим на селе криминалом. Но что может сделать один священник, заранее обреченный стать жертвой, т.к. судьба бросала его на произвол, оставляя один на один с преступностью, ужасающей бедностью населения и связанными с этим пороками общества - пьянством, наркоманией, проституцией, деградацией духовного сознания. Даже протоиерей Игорь Д., секретарь Епархиального управления Русской православной церкви, говорил:
« Преступность победить невозможно… Милиция борется лишь с верхушкой айсберга, с последствиями того, что уже совершено. Единственный выход – это бороться с предупреждением преступности. Для этого с младых ногтей надо прививать нравственные и религиозные идеалы, а также воспитывать детей с пониманием того, что хорошо, а что плохо».
Батюшка старался делать всё, что в его силах, чтобы предотвратить падение в бездну местного населения, отвлечь внимание от царящей здесь наркомании и пьянства. За последний год на селе и так произошло множество случаев летальных исходов от передозировок наркотиками, отравлением самогонкой. Доходило до того, что он пытался прививать элементарные основные умения труда, беря на работу опустившихся алкоголиков, у которых были семьи, дети, чтобы хоть как-то помочь им найти выход. Самое страшное было даже не это, а то, что эти наркотики становились доступны и имели спрос даже у школьников. Детей становилось страшно выпускать на улицу. Но лекарства от наркомании и алкоголизма до сих пор не изобретено, а болезнь эта носит, как известно, хронический характер. Зная это, отец Андрей каждый день начинал с проповеди о вреде алкоголизма, пытаясь образумить свою паству, наставить на путь истинный тех, кто ещё не увяз окончательно в этих пороках, чем видимо и вызывал всеобщее «озверение» среди местного населения. В ответ на его проповеди жители постоянно устраивали поджоги, сжигая не только дома, но и постройки вместе с хозяйством, угрожая поджогами и самому отцу Андрею. Но батюшке не хотелось верить до конца в то, что люди могут опуститься так низко, что их жестокость может дойти до беспредела, когда человек полностью теряет свой человеческий облик и превращается в зверя…
«Господи, прости их, ибо они не ведают, что творят…», - молился он в минуты отчаяния, оставаясь один на один со своими мыслями. Как страшно было жить, страшно было за семью, детей, которые оставались дома одни, без защиты, когда он был вынужден дежурить по ночам в церкви, охраняя нехитрое имущество, а вокруг, ища добычу, словно волки, рыскали озверевшие селяне.
Вот и сегодня, оставаясь на очередном дежурстве, он мысленно был дома, там, где мирно спали его жена, дети. Но как-то беспокойно было у него на душе. Какая-то жгучая щемящая боль под лопаткой всё нарастала и нарастала, отдавая в область груди. «Что-то опять сердце барахлит», - подумал отец Андрей, решив вернуться домой и провести эту ночь вместе с родными. И не напрасно! Предчувствие беды не подвело его и на этот раз.
Какие тёмные были здесь ночи! Не разбирая дороги, увязая по щиколотку в грязи, и практически наугад, батюшка торопился домой, и вдруг, уже подходя к дому, он увидел зарево пожара.
«Опять ироды кого-то подожгли!» - подумал он и почти побежал в сторону пожара, даже не подозревая о том, что горит его птичник. Совсем недавно они с матушкой ездили в город на воскресный рынок, где прикупили небольшое хозяйство: несколько кур-несушек, уточек, цыплят, на большее денег не хватило. Приход был бедным, и помощи особенно было ждать неоткуда. Но даже этого ему бы хватило на некоторое время, пока он поднимал хозяйство. Надо же было хоть чем-то кормить семью. Сельские священники изначально обязаны самостоятельно вести свой приход и содержать себя, в отличие от городских, которые всё-таки имели больший доход, не сталкиваясь с сельскими проблемами, да и людей, посещающих церковь, там было значительно больше. Как мог он пытался наладить свой быт, попутно помогая ещё и нуждающимся семьям, которые жили ещё беднее.
Подойдя ближе, он, наконец, увидел, что горят его постройки.
«Ах ты, батюшки мои!» - взвыл отец Андрей, хватаясь за голову. К их дому уже бежало несколько человек, но это были всего несколько бабушек да один дед. Что они могли? Старики вздыхали, глядя на пожар, и, сокрушаясь качали головами, сочувствуя отцу Андрею.
Матушка Ксения и его полураздетые ребятишки тоже бежали к сараю, пытаясь освободить птиц, которые громко кричали. Но было уже поздно. Сарайка прямо на глазах сгорела дотла. Так отцу Андрею и его семье пришлось пережить ещё один пожар. Глядя на заплаканные лица жены и детей, батюшка пытался их успокоить, обещая, что через некоторое время они сумеют снова поставить своё хозяйство, ведь самое главное - их дом не сгорел, а значит, им есть, где жить. Пусть плохонький, но всё-таки свой угол у них имелся.

Как и в предыдущих случаях, когда он бежал от произвола властей и от пожара, так и в этот раз виновных никто не нашёл. Да и кому там было искать виновников, когда местный участковый появлялся в их селе раз в году, да и то по большим праздникам. Несмотря на это, батюшка всё равно не хотел сдаваться и, как и в предыдущий раз, пытался добиться правды, обращаясь во все СМИ, находящиеся как в их регионе, так и за его пределами. Но так и не дождавшись помощи, вернулся обратно на свой страх и риск.
- Кончится это тем, что меня снова подожгут, - грустно произнёс батюшка на прощанье после участия в одной из передач на центральном телевидении.
Его слова оказались пророческими. В селе он стал изгоем. Своими проповедями о пагубном пристрастии к выпивке односельчан он вызывал дикое раздражение. Его возненавидели за прямоту, угрожали погубить. Но не таков был отец Андрей, решивший не уступать, и, вопреки всему, продолжать борьбу с мракобесием. На угрозы он перестал обращать внимание.
В Бога отец Андрей уверовал, когда впервые столкнулся с «кликушеством». «Кликушами» на Руси называли людей, одержимых бесами. Болезнь проявлялась в поведении больных, их умении подражать голосам животных. Часто в момент охватывавших их припадков, они говорят не своими голосами, подчиняясь чьему-то грубому голосу, ругаются. Порой вступают в беседы с изгоняющими бесов и тогда мало никому не казалось. Оказалось, что бесы не только всё и обо всех знают, но и хорошо помнят людские промахи и ошибки, ведь подталкивая человека на совершение греха , они получают взамен его душу. И здесь в борьбу вступает сила молитвы. Изгонять дьявола могут не все, а лишь те, кто получает благословение Епархии, которое надо ещё и заслужить. Некоторые пытаются действовать самостоятельно, что в основном приводит к печальным результатам. Ведь одержимые обладают чудовищной силой и в момент припадков могут разрывать железные цепи, порой их и несколько человек не в состоянии удержать. Остановить их может только молитва и человек, стойко выносящий все испытания, в том числе и страх, ведь во время процесса изгнания бес наводит такой ужас на людей, что кровь в жилах стынет. Главное здесь - не растеряться, быть стойким и верить в Бога.
« Все беды людей от их грехов», - вздыхал батюшка, задумываясь над судьбами своих односельчан.
Ведь каждому человеку при рождении даётся право быть счастливым, иметь в жизни то, что он желает, но не каждый, имея это право, может им правильно распорядиться. Человек легко поддаётся искушению, впадет в грех, опускается до образа и подобия зверя. Чтобы этого не происходило, необходимо иметь твёрдую веру. Без веры человек слаб и постоянно склонен к ошибкам, а Змей-искуситель ходит за ним следом.
«Вот если бы на Земле нашёлся хотя бы один человек, не поддающийся соблазнам, то возможно бы с человечества были бы сняты все грехи, и жизнь людей сильно бы изменилась», – мечтал священник в минуты отдыха.
Но нет Праведника на этой Земле, нет истины, которая бы могла управлять помыслами людскими. Поэтому и нет гармонии в отношениях между людьми.
По христианским легендам, после падения Адама и Евы, рай был закрыт для человека, и Херувим с огненным мечом был поставлен для его охраны.

Сатана же вместе с ордами подчиненных ему духов «стал на пути от земли к раю, и с того времени до спасительного страдания и животворной смерти Христовой не пропустил по пути тому ни одной души человеческой, разлучившейся с телом».
Врата небесные заключились (закрылись) для человека навсегда.
И праведники, и грешники нисходили в ад.
Врата вечные и пути непроходимые открылись только перед Господом нашим, Христом.
Все, отвергшие Искупителя, стали достоянием Сатаны. Их души сразу же по разлучению с телом устремляются прямо в ад. Но и простые смертные, имеющие грехи за спиной, считаются недостойными немедленного переселения из земной жизни в блаженную вечность.
Когда они проходят воздушное пространство , бесы устраивают для них судилища, подвергая всяческим страхам.
Полки падших духов стоят «по слоям поднебесной» от земли до самого неба.
Каждое отделение заведует особым видом греха и истязает душу, когда душа достигает этого отделения.
Воздушные бесовские страхи и судилища называются в писании мытарствами, а духи, служащие в них, мытарями. Пройдя через одно мытарство, душа переходит на следующее…
Отец Андрей часто задумывался над этим и вспоминал один случай, происшедший с его прихожанкой. В их селе жила одинокая бабушка. Несмотря на то, что у неё было много детей, к старости она осталась совсем одна. Одиночество даже для сильного и здорового человека большое испытание, а что было говорить об одинокой старушке, забытой всеми. Часто видели её, сгорбленную и маленькую, возле ворот дома своей младшей дочери, которая жила недалеко от неё. Под ними бабушка просила кусок хлеба, т.к. дочка забирала у неё всю пенсию и пропивала. Есть ей было совершенно нечего. Голодная и холодная, она побиралась, прося у чужих людей милостыню. Когда бабушки не стало, никто и не заметил. Поговаривали, что дочке тоже было не до неё, и о смерти матери она узнала лишь через несколько дней. Чтобы никто не узнал, что случилось, дочка постаралась как можно быстрее похоронить мать, никому не сообщив об этом. Даже соседи и те узнали об этом случайно. Естественно, в церкви её никто не отпевал. Так и ушла бабушка в мир иной, забытая всеми, хотя при жизни была верующий и часто ходила в церковь. Как-то раз она подошла к батюшке и просила отпустить ей грехи.
- А в чём ты хочешь покаяться? – спросил священник прихожанку.
- У меня много грехов, но основной состоит в том, что я выгнала из дома своего больного сына. Выгнала и даже трёх рублей не дала ему на дорогу. Я, наверное, была не права. От чужих людей слышала, что сын умер от голодной смерти где-то на чужбине.
Батюшка задумался. В его практике с таким случаем ему ещё не приходилось сталкиваться. Он не мог себе представить, как можно выгнать из дома человека, тем более близкого и родного, который нуждался в твоей помощи и защите.
- А в чём же провинился сын, что ты подвергла его такому тяжёлому наказанию? – спросил он.
- Да ни в чём, просто ел много! – ответила бабушка, не подумав, надеясь, что её грех будет быстро отпущен.
- А раскаиваешься ли ты в содеянном? Как бы ты поступила с ним сейчас, если бы он был жив? – снова спросил её священник.
- Да снова бы выгнала! - ответила, не подумав, женщина.
- Я не вижу в твоих словах раскаяния! – ответил священник. – Придёшь ко мне снова, когда по-настоящему поймёшь, что ты совершила.
Считая, что поступает правильно, батюшка решил теперь вставлять в свои проповеди слова о любви к ближнему. Той самой любви, о которой говорил ещё Спаситель. Ведь по христианским канонам, если ты хочешь, чтобы к тебе относились хорошо, то должен также относиться и к тем, кто находится с тобой рядом… Не все его понимали, не все стремились понять его слова, считая, что собственное благо всё равно выше любого другого, и продолжали жить по своим неписанным законам.
Маленький сынишка отца Андрея рос любознательным и смышленым пареньком. Во всём он старался помогать своему отцу, принимая участие по силе своих возможностей и во время службы в храме и дома по хозяйству. Родители не могли нарадоваться, глядя на него. Да и дочки росли ласковые и добрые. Часто, беседуя со своими детьми, батюшка учил их терпению и любви , доброте, прививая навыки к труду. Дома они держали небольшое хозяйство, и дети с удовольствием ухаживали за животными. Родители мечтали, что когда они вырастут, то никуда не уедут из села, а выучившись, останутся здесь жить. Ведь когда родные живут все вместе - и горе – не горе, и беда – не беда…
Так бы, наверное, оно и было, если бы царивший в душах селян Мрак, не вырвался на свободу, а вырвавшись, уже не мог остановиться, не доведя своё грязное дело до конца и разрушая у себя на пути всё святоё, что здесь когда-то было, отрезая дорогу к очищению души, уничтожая последний приют…
«Ночью 2 декабря 200…года село Я… проснулось от зарева пожара. Причиной пожара был поджог, в пожаре погибла вся семья священника. Когда приехали пожарные, дом уже сгорел. Вместе со священником в пожаре сгорела его супруга Ксения и трое детей. Обугленные тела детей были найдены в сенях у самой входной двери, которая так и осталась для них закрытой. Тело священника было найдено в одной части дома, а тела детей и его жены свалены грудой в другой его части. Погибшие во время пожара в собственном доме в ночь на субботу были найдены в неестественных позах, свидетельствующих о насильственной смерти…» - сообщение из криминальной хроники.
Последнее, что видел в своей жизни отец Андрей – был Ангел, как сказали бы дети, величиной « до неба». Он возвышался над храмом, который был ему чуть ниже пояса, и держал длинный жезл, на конце которого был фонарь. Но он почему-то не светился. Основание жезла было вонзено в землю, в то место, где был когда-то алтарь. Ангел был с беспристрастным ликом. Он просто стоял и выполнял свою «работу». В эту страшную для себя минуту священник понимал, что Ангел зажигает свой фонарь тогда, когда в храме начинается служба или идёт молитва…







Источник: http://автор
Категория: Творчество | Добавил: kalina (14.12.2015) | Автор: Светлана E
Просмотров: 2051 | Теги: пожар, Беспредел, Отец Андрей, Ангел | Рейтинг: 0.0/0

Копипастерам: При копировании материалов со страниц сайта Ольховатка-ONLINE активная ссылка на сайт http://olhovatka-online.ru обязательна. Содержание статей может отличаться от первоисточника и не включать полный текст оригинала. Весь материал предоставлен из открытых ресурсов с соответствующими ссылками на источники. Уважайте труд авторов и всегда указывайте источник.

Похожие материалы
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
olhovatka-online.ru © 2009-2017