picture

Рубрики статей

Разделы сайта

Поиск по сайту


Вы Можете!

Поделиться:

Вход

Погода

Случайная Статья
Забытые игры в п. Ольховатка г. Енакиево. "Знамя", "Свинопас", "12 Палочек"


Случайное Фото

Мини-чат

Друзья сайта
Enakievets.info

Весь Донбасс - веб-каталог Донецка и Луганска

Статистика

Приветствую Вас, Гость · RSS 14.10.2019, 02:04

Главная » Статьи » История и Краеведение [ Добавить статью ]

Ольховатка. Декабрь 1941г. "В ОБОРОНИТЕЛЬНЫХ БОЯХ ЗА ДОНБАСС"
В конце декабря 1941 года наши войска оставили район Горловки. Враг рвался дальше па восток. Крупные города Донецкого бассейна, огромного промышленного района, перед которым стояли гитлеровцы, не давали им покоя. Они стремились овладеть Донбассом. В любой час можно было ждать нового наступления противника.
Чтобы выяснить намерения фашистов, разгадать их замысел, определить силы и группировку войск, действующих перед 74-й стрелковой дивизией, а также направление главного удара готовившегося наступления, надо было захватить пленного.
Овладев селом Убежище (между городами Енакиевом и Дебальцево), фашисты немедленно заняли под жилье всю западную часть его, а на восточной окраине организовали оборону. В этом же селе, на его западной окраине и частично в центре у школы, разместился штаб вражеского полка.
30 декабря в село Ольховатка, где были расположены части дивизий, ночью прибыли три партизана из села Убежище. В ту же ночь двое из них ушли обратно, чтобы уточнить там расположение противника, выявить его огневые точки, проверить подступы к школе. Школа и была намечена разведчиками как первоочередной: объект для поиска. Партизаны, хорошо зная местность, ночью должны были пробраться в село и наблюдать там целый день, а вечером 31 декабря возвратиться в расположение своих войск.
На основе сведений, собранных партизанами, и многих данных о местности, противнике, которыми располагали сами разведчики, был разработан подробный план поиска в целях захвата пленных. В те дни фашисты еще не успели создать на этом рубеже сплошную линию обороны. Перед северо-восточной окраиной села Убежище один из участков простреливался только ружейно-пулеметным огнем и пехотой занят не был.
Не теряя времени, рота разведчиков начала готовиться к поиску. Была выделена именно рота, потому что один усиленный взвод ее должен был отвлекать противника, а взводы, которыми командовали младшие сержанты Сироджеддин Валиев и Иван Комарычев, - непосредственно брать "языка". Ночью и днем со своего переднего края разведчики непрерывно наблюдали за селом. Артиллерийским, минометным и пулеметным огнем наши части вынуждали противника обнаруживать свои огневые точки.
За сутки разведчикам удалось установить, что северная улица села не занята противником, а восточную часть южной улицы и прилегавшую к ней с юга высоту 261,4, господствовавшую почти над всей местностью, фашисты готовили в качестве опорного пункта.
Было ясно: лучший путь для разведчиков (как и подсказали им партизаны) - через кустарники северо-восточнее села на северную улицу, не занятую противником. Только этот путь был для них открыт. Важно было незамеченными добраться до кустарников, а там от куста к кусту, от хаты к хате легче, чем по открытому полю, пройти до центра села, сосредоточиться вблизи школы и потом внезапно обрушиться на врага.
Как будто специально для этого поиска в селе, на улице в 50-70 метрах от школы, на берегу небольшой речки, находился холм с крутым навесом в сторону воды. "Готовый КП" - говорили разведчики. Этим естественным укрытием они воспользовались для того, чтобы организовать бросок к школе, сосредоточить резерв и прикрыть группы нападения.
Первые наблюдения и предварительные данные партизан позволили уточнить разработанный план поиска, определить количество подгрупп, произвести боевой расчет роты по подгруппам. Не теряя времени, командиры взводов начали тренировать разведчиков. С возвращением же партизан в Ольховатку вечером 31 декабря оставалось внести в план действий только некоторые коррективы.
Поиск планировалось провести обязательно в ночь на 1 января 1942 года. Расчет - на беспечность врага, на то, что в ночь под Новый год фашисты будут пьянствовать, торжествовать свою победу - захват нескольких населенных пунктов Донбасса.
Партизаны донесли, что фашисты готовят пышную встречу Нового года. В школе села Убежище в ночь под Новый год должен был состояться банкет. А разведчикам это только и нужно: с пьяными легче расправиться, а уцелевших забрать в плен. Ни о какой засаде не могло быть и речи: только нападать, забросать школу гранатами, ворваться в помещение, живых захватить в плен, у убитых забрать документы. Все это должно произойти молниеносно, неожиданно для врага.
Когда разведчики получили от партизан уточненные данные о расположении противника в селе Убежище, был утвержден план поиска: рота разведчиков делилась на две большие группы повзводно, а каждая из этих групп состояла в свою очередь из нескольких подгрупп в зависимости от выполняемой задачи. Один взвод разведчиков под командованием младшего лейтенанта Трофименко, усиленный ручными пулеметами двух других взводов роты, наступал на восточную окраину южной улицы села Убежище, которую гитлеровцы обороняли и спешно готовили в качестве опорного пункта (рис. 2).


Ольховатка Енакиево карта местности
Рис. 2. Действия разведывательной группы лейтенанта Кучеренко Ф. К. 31.12.41 г.

Задача этого усиленного взвода состояла в том, чтобы отвлечь на себя основные силы противника. В час ночи 1 января 1942 года одновременно всеми огневыми средствами и ложными действиями взвод должен имитировать действия группы советских войск, которая под прикрытием огня минометов и пулеметов стремится ворваться в село. Разведчикам были выданы противотанковые гранаты для имитации разрывов мин и снарядов.
Взводы младших сержантов Валиева и Комарычева по плану поиска к часу ночи сосредоточивались у холма около речки, почти в самом центре села Убежище. Они были разделены на три подгруппы - захвата, прикрытия и резерв командира поиска. Нападение на школу должно быть совершено одновременно со всех сторон. Часовые, если они будут около школы, снимаются огнем автоматов. Первый же выстрел, независимо от того, кто его произведет, послужит сигналом для броска к школе. Расчет был прост: расстояние от исходного пункта поиска до школы около 75 метров и противник за несколько секунд ничего предпринять не сможет. Это был верный расчет. Даже если у школы будет несколько часовых, они дадут разведчикам свободно подойти к школе на 25-30 метров и только потом окликнут или начнут стрелять: попробуй ночью в занятом своими войсками селе догадаться, что к тебе так близко подошла большая группа разведчиков противника. Это - психологический момент, который нельзя в таких случаях не учитывать.
Ну, а дальше что? Опять, казалось, разведчикам все дается просто - с расстояния 25-30 метров расстрелять часовых, подбежать к школе и забросать ее гранатами. Была поставлена задача: в каждое окно бросить по гранате. Кроме ручных гранат по указанию командира подгруппы захвата планировалось бросить в школу две-три противотанковые гранаты, после чего разведчики должны немедленно ворваться в школу.
Предполагалось, что фашисты не смогут прийти, на помощь своим с другой улицы села, так как они не услышат стрельбы и взрывов гранат в помещении, а если и попытаются это сделать, будут встречены огнем подгруппы прикрытия, занявшей тактически выгодные позиции на холме.
Отход подгруппы захвата с пленными планировался по старому маршруту под прикрытием специально выделенной подгруппы и взвода Трофименко. Этот взвод должен был вести бой вплоть до выхода всей поисковой группы на наш передний край и только по сигналу командира поиска начать отход под прикрытием огня минометов и артиллерии.
План поиска практически почти не изменился. Партизаны, вернувшиеся из села Убежище вечером 31 декабря, посоветовали напасть сразу на два объекта - на школу и на дом, в котором разместился какой-то офицер с группой солдат. Партизаны уверяли нас, что это квартира командира полка, а солдаты - его охрана. Партизаны сообщили также, что ни у школы, ни у квартиры командира полка наружных постов нет.
Валиев был назначен командиром второй подгруппы нападения. Командир роты разрешил ему самому отобрать разведчиков, в свою подгруппу. Валиев тут же, не долго думая, назвал фамилии солдат того многонационального отделения, которым он командовал раньше. Это были Синяев, Бурдженадзе, Куправа, Кошкинбаев, Маркин, Лоцман, Рыжов, Максимчик, Косаревский, Токарь и из другого отделения Иван Осадчий.
Целый день 31 декабря все группы разведчиков тренировались в выполнении своих задач, приемах нападения и захвата, перебежках, определяли обязанности каждого разведчика, строили каждой группе своеобразный боевой порядок, устанавливали порядок захвата пленных, отрабатывали способы обезоруживания противника приемами самбо. Валиев дополнительно тренировал свое отделение ночью, непосредственно перед выходом в поиск. Вместе с партизанами он подыскал хату, подобную той, на которую группа Валиева должна была напасть. Он уточнил обязанности каждого разведчика, разработал с ними несколько вариантов налета.
В новогоднюю ночь было не больше 7-8 градусов ниже нуля.
Тишина. Ни выстрела, ни вспышки ракеты. Ни ветра. Все, казалось, замерло. Но видимость плохая: снег валил крупными хлопьями и делал разведчиков в белых халатах незаметными за 20-30 метров. А им это и нужно было: можно подобраться незамеченными к врагу.
Командир подразделения, оборонявшего этот участок фронта, был. предупрежден о том, что разведчики идут в тыл врага и возвращаться будут сегодня здесь же. Тревога за товарищей заставила секреты и часовых в окопах и траншеях быть начеку. А вдруг наши разведчики будут обнаружены, попадут в засаду врага - надо выручать, подать руку помощи боевым товарищам.
Разведчики тронулись в путь. Взвод Трофименко, который должен был отвлечь внимание противника, ушел влево, медленно пробираясь по кустарнику к назначенному участку переднего края фашистов: ему спешить было некуда, до часу ночи они еще успеют добраться до цели, осмотреться и развернуться в боевой порядок. Вторая группа спешила. Поздравив друг друга с наступающим Новым годом, разведчики двинулись вперед. Метров сто от кустарника ползли по-пластунски.
Вот и село. Первый рубеж - открытое поле и кустарник - опытные разведчики преодолели благополучно. Все перебегают от хаты к хате, делают частые остановки, не спешат, осматриваются, прислушиваются. Все тихо.
По пути движения командир роты у нескольких домов оставил засады разведчиков, чтобы отразить возможные попытки противника отрезать путь отхода. Остальные разведчики парами продолжают перебегать от дома к дому. Наконец все собрались у холмика, под его навесом. Времени терять нельзя. Группа прикрытия забралась на холмик, установила ручные пулеметы. Насколько позволяет видимость, все подступы к командному пункту разведчиков простреливаются по фронту и с флангов. Место удачное. Командный пункт - под навесом холма.
Все готово. Разведчики обеих подгрупп захвата ждут команды действовать. Наготове пистолеты, автоматы, гранаты, кинжалы. В любую секунду разведчики готовы броситься вперед.
Ровно в час ночи на восточной окраине села послышалось несколько отдельных выстрелов. Как потом выяснилось, это один из разведчиков "снял" около крайней хаты фашиста, находившегося на посту у пулеметного гнезда.
Выстрелы послужили сигналом к действию взвода Трофименко. Затрещали автоматы и ручные пулеметы, послышались глухие разрывы противотанковых гранат. Наши разведчики решили использовать их и по врагу. Ружейно-пулеметным огнем и гранатами за несколько минут разведчики очистили от фашистов крайние хаты села. А дальше было труднее. Разгорелся жестокий бой. Фашисты открыли огонь из пулеметов, откуда-то из глубины села начали бить их минометы. Этого только и ждали разведчики подгрупп нападения. Враг все внимание сосредоточил на отвлекающей группе взвода Трофименко, решив, очевидно, что наши войска ведут разведку боем.
- Начинай! - негромко крикнул тогда командир роты Кучеренко. - Валиев, Комарычев, вперед!
И через несколько секунд обе подгруппы захвата были уже у цели: Валиев со своей группой - у отдельной хаты, в которой, по предположению, находился командир полка, а Комарычев - у школы. Все произошло очень быстро. Через несколько минут на КП под навес притащили тяжело раненного вражеского солдата.
- Вот все, что осталось живого в школе, - доложил Комарычев.
Что же произошло в школе?
Как и предполагалось, в школе фашисты встречали Новый год. Офицеры основательно нахватались спиртного, да и часовые, видимо, тоже участвовали в попойке, пользуясь тем, что их шефы пьяны. Комарычев выдал своим солдатам больше десятка противотанковых гранат и неточно рассчитал, кто и сколько должен бросить их в здание школы. Поэтому его разведчики и "перестарались", бросили все выданные противотанковые гранаты. И когда потом они ворвались в здание, обнаружили лишь трупы, побитые столы и стулья.
Иначе действовала группа Валиева, именно так, как он ее и готовил.
У хаты, на которую напала эта группа, привязанная к саням лошадь жевала сено. К хате вела тропинка, чуть запорошенная свежим снегом. Все ясно: в хате фашисты. Мешкать нельзя. Малейшая задержка может оказаться роковой. Фашисты могут заметить разведчиков, тем более что со стороны школы раздались глухие разрывы гранат, кто-то из фашистов мог уцелеть и сбежать, дать сигнал о появлении в селе советских разведчиков.
Группа Валиева быстро окружила хату. Иван Осадчий швырнул в окно ручную гранату. Но не успел он отскочить от окна, как из него фашисты бросили "лимонку". Сразу же в окно полетели еще три гранаты. Это Бурдженадзе, Максимчик и Лоцман, не медля ни секунды, швырнули их в хату. Вслед за разрывами гранат в помещении раздались крики фашистов. Валиев, Синяев, Куправа, Кошкинбаев и Рыжов выломали закрытую на тяжелый засов дверь, ворвались в хату.
В углу в разбитой гранатами печке горел каменный уголь, чуть освещая комнату. Восемь трупов валялись на полу - ни одного живого фашиста! А ведь разведчикам так был нужен "язык"! Только на кровати сидела хозяйка, да около нее, прижавшись, стоял маленький мальчик. В момент разрыва гранат они были в другой комнате.
"Что же делать? Ведь мы пришли не только бить захватчиков, - с напряжением думал Валиев. - Главное - "язык", да еще такой, какого здесь предполагали захватить - командир полка".
Мальчик, увидев наших разведчиков, быстро пришел в себя и закричал от радости:
- Мамочка! Это же наши пришли! - И вдруг, обращаясь к разведчикам, мальчонка схватил одного из них, заговорил торопливо, заикаясь:
- Дяденька, смотрите, в шкаф два забрались! Валиев открыл шкаф. Оккупанты подняли руки. Валиев вытащил двух фашистов и передал Бурдженадзе, а тот повел их на улицу. К хате подбежали бойцы Комарычева, которые только что расправились с фашистами в школе. Бурдженадзе передал фашистов Комарычеву, и тот с четырьмя бойцами направил их в группу командира
роты.
- Дяденька, а вон еще один под кровать забрался, он живой! - закричал опять мальчик.
В другое время подобные уловки фашистов вызвали бы смех, но сейчас было не до него. Разведчики понимали, что они находятся в тылу врага, где каждую секунду можно самому попасть в беду.
Куправа, самый сильный из разведчиков, энергично вытащил фашиста.
Взвод Комарычева теперь охранял группу Валиева и конвоировал захваченных в плен перепуганных насмерть фашистов. Вражеские солдаты больше не сопротивлялись.
А тем временем взвод лейтенанта Трофименко продолжал вести бой. Противник контратаковал его взвод, чтобы восстановить утраченное положение. Но горстка советских разведчиков отражала все вражеские атаки. Завязался неравный бой.
А отходить нельзя: сигнала к отходу нет - значит, поиск еще не закончен. И разведчики не отступили. Горячая схватка заставила привести артиллерию, минометы и стрелковые подразделения на нашем переднем крае в боевую готовность. Но Трофименко помощи не просил, а командир роты разведчиков на переднем крае еще не появился.
На КП у командира роты под охраной резерва разведчиков находились уже три солдата противника. Вскоре туда привели еще двух. Валиев нашел их в другой комнате: один забрался под стол, другой - под скамейку.
Шестого фашиста Валиев нашел среди трупов, валявшихся на полу. Разведчики подхватили его и через несколько минут привели в группу командира роты.
Но вот досада: полкового-то командира, о котором говорили партизаны, захватить не удалось. А ведь шли в надежде схватить именно его. Раздумывать больше некогда. Секунды бегут неумолимо. Провозились и с этими слишком долго - минут пятнадцать продолжалась схватка. Все это быстро мелькнуло в голове Валиева. А потом он решительно скомандовал:
- По одному, перебежками, быстро к командиру роты!
Но тут же отменил команду. В эту минуту перепуганная хозяйка, не проронившая еще ни одного слова, дрожащим голосом подозвала Валиева к себе:
- Идите сюда, вот еще один офицер... под одеялом.
Радостно сверкнули черные глаза отважного разведчика. Валиев круто развернулся и мгновенно сорвал одеяло. Все оцепенели: на кровати лежал вражеский офицер в форме.
Бурдженадзе, Куправа и Кошкинбаев вместе с Валие-вым схватили фашиста и потащили во двор. Но офицер яростно сопротивлялся, пытался вырваться из крепких рук разведчиков, пробовал кричать. Но разведчики быстро его укротили. Офицер, оказавшийся полковым врачом, замолк и, больше не сопротивляясь, торопливо зашагал, подгоняемый разведчиками.
Забрав все документы, Валиев с остальными разведчиками подгруппы захвата прибыл на сборный пункт к командиру роты.
Разведчики благополучно возвратились на свой передний край обороны. Только после этого взвод Трофименко под прикрытием минометов и полковой артиллерии без потерь отошел в исходное положение.
А на следующий день в сводке Южного фронта уже сообщалось о том, что "пленный офицер, захваченный в районе Убежище, показал, что в состав их корпуса в ближайшие дни должны прибыть две новые дивизии. 52 пд находится в движении в направлении Ольховатка и должна занять оборону на юг от Дебальцево". Фашисты считали, что Ольховатка уже оккупирована, а фактически она была занята советскими войсками. В селе Убежище 82-й пехотный полк расположился на отдых, считая, что советские части безостановочно уходят, оставляя свою территорию без боя. А оказалось не так. Вот почему полковой врач вместе со своими подчиненными и угодил в руки советских разведчиков. Беспечностью врага разведчики не преминули воспользоваться.
Через два дня вернулся партизан, оставшийся в селе Убежище. Он сообщил разведчикам, что около 70 захватчиков они уничтожили только в школе, восемь солдат было убито группой Валиева. Семерых фашистов во главе с офицером смельчаки взяли в плен. У разведчиков пострадал только рядовой Иван Осадчий - на лбу у него выросла здоровенная шишка. Разведчики целый день шутили, смеялись над Осадчим.
На следующий день весть о подвиге разведчиков разнеслась по всему Южному фронту. Командующий Южным фронтом наградил отважных разведчиков орденами и медалями. Сироджеддин Валиев, командир разведчиков, воспитавший дружный, бесстрашный коллектив, был награжден орденом Ленина, ему было присвоено звание младшего лейтенанта. 19 офицеров и рядовых были награждены орденом Красной Звезды, медалями "За отвагу" и "За боевые заслуги".






Источник: http://www.vrazvedka.ru/main/artlyt/perminov-01_03.shtml
Категория: История и Краеведение | Добавил: volodvolk (29.11.2011)
Просмотров: 9605 | Теги: ольховатка, 1941-1945, оборона, енакиево, ВОВ, Война, Донбасс, фашисты, Убежище, партизан | Рейтинг: 5.0/3

Копипастерам: При копировании материалов со страниц сайта Ольховатка-ONLINE активная ссылка на сайт http://olhovatka-online.ru обязательна. Содержание статей может отличаться от первоисточника и не включать полный текст оригинала. Весь материал предоставлен из открытых ресурсов с соответствующими ссылками на источники. Уважайте труд авторов и всегда указывайте источник.

Похожие материалы
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
olhovatka-online.ru © 2009-2019