picture

Рубрики статей

Разделы сайта

Поиск по сайту


Вы Можете!

Поделиться:

Вход

Погода

Случайная Статья
На шахтах Донбасса погибли два горняка


Случайное Фото

Мини-чат

Друзья сайта
Enakievets.info

Весь Донбасс - веб-каталог Донецка и Луганска

Статистика

Приветствую Вас, Гость · RSS 18.11.2017, 16:55

Главная » Статьи » Церковь/Религия [ Добавить статью ]

1025-летие крещения Руси: История церквей в г. Енакиево
На территории нынешнего Енакиева православных церквей и молитвенных домов в 18 веке не было. Об этом свидетельствуют «Материалы для историко-статистического описания Екатеринославской Епархии: Церкви и приходы прошедшего XVIII столетия» Феодосия Макаревского, изданные в Екатеринославе в 1880 г. 
Первым церковным зданием в наших краях была старообрядческая часовня в Ольховатке.

По данным за 1778 год, в Бахмутской провинции Азовского наместничества Ольховатка именовалась «раскольничьей слободой» (Скальковский А. Хронологическое обозрение истории Новороссийского края / Часть I. – Одесса, 1836. – С. 213). При Екатерине Великой в конце 18 века по специальному царскому разрешению здесь построили старообрядческую часовню, в котором городищенские священники справляли духовные требы. Но уже во второй четверти 19 века, при императоре Николае I, когда начались гонения на старообрядцев, с ольховатской часовни сняли колокола, священника арестовали, хотя само церковное здание оставили нетронутым, однако в феврале 1840 года оно сгорело. Восстановить же его старообрядцам, которых тогда в Ольховатке насчитывалось около тысячи, долгое время не разрешали. Только в 60-е годы 19 века на средства купца Г. Рыжова построен старообрядческий молитвенный дом, который власти тут же запечатали, а самого купца арестовали. Гонения утихли лишь после того, как депутация ольховатских старообрядцев в 1865 году отправилась в Санкт-Петербург к императору Александру II. В следующем году старообрядческая община избрала своим священником одного из этих ходатаев – Емельяна Бессчастного, который исполнял свои обязанности до самой смерти в 1910 году. Его дело продолжил внук Федор. При отце Емельяне в 1879 – 1880 годы в Ольховатке соорудили рубленую из дуба Покровскую старообрядческую церковь, а в 1911 году её капитально отремонтировали, на следующий год перестроили церковную ограду, возвели и колокольню. Действовал в селе и небольшой старообрядческий женский монастырь. В 1906 году в Ольховатке возникло старообрядческое братство имени св. Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста, которое насчитывало 50 человек. Братство открыло библиотеку, финансировало старообрядческую церковно-приходскую школу грамоты, а в 1911 году на свои средства создало и содержало народное училище со старообрядческим учителем П. Глебовым, в 1913 году организовало любительский хор, который возглавил тот же П. Глебов (Нестерцова С.М., Майорова Е.П. Старообрядчество в Донбассе в XIX – начале XX вв. // Нові сторінки історії Донбасу: Збірник статей. Кн. 21 / Заст. гол. редактора, упорядник і відповідальний за випуск д.і.н., проф. О.В. Стяжкіна. – Донецьк: ДонНУ, 2012. – С. 158 – 169). В 1913 году в Ольховатке проживали 2614 старообрядцев.

Первые православные церкви появились в нашей местности лишь в 19 веке. Информация о них скудная, кое-какие данные в документах порой противоречивы, но всё же отдельные сведения можно найти в «Справочных книгах Екатеринославской епархии» за 1908 и 1913 годы, в ежегодных епархиальных отчетах о состоянии церковноприходских школ, в различных справочных изданиях Екатеринославской губернии, а также в некоторых исторических исследованиях. В Государственном архиве Донецкой области хранятся метрические церковные книги 19 – начала 20 века.

Корсунская церковь во имя Вознесения Господня


Это старейшая православная церковь на нынешней территории нашего города. Каменно-деревянная Вознесенская церковь построена в 1838 году, как указано в «Справочной книге Екатеринославской епархии» за 1908 год, «за казенные деньги»

По сведениям этого же справочника, в 1908 году в селе насчитывалось около 440 дворов, 1758 прихожан мужского пола и 1692 женского. В 1913 году среди прихожан уже числились 2515 мужчин и 2356 женщин, за год было совершено 241 крещение, 90 бракосочетаний и 252 погребения. К церкви были приписаны находившийся невдалеке хутор Ясеноватый (свыше 500 прихожан), село Пантелеймоновка, в трех верстах от храма (196 прихожан) и село Раздоловка, в семи верстах от Корсуня (216 прихожан). Церкви принадлежали расположенные в пяти верстах от нее 120 десятин земли, которые приносили 960 руб. дохода в год. В 1913 году церковный капитал составлял 4825 руб. 37 коп., капитал причта – 200 руб., кружечный доход был собран на сумму 1603 руб. 49 коп.

Причт включал в себя двух священников и двух псаломщиков. Штатное жалованье получал лишь один из священников (108 руб. в год), ему же была положена усадьба, находившаяся рядом с церковью. Казенное жалованье назначили и псаломщикам – одному 40 руб., другому 27 руб. в год.

Первыми священниками Вознесенской церкви, по-видимому, были Иоанн Аврамов и Николай Гонтаревский. С 1866 года здесь начал службу окончивший духовную семинарию Амвросий Петрович Константинов, который исполнял еще и обязанности законоучителя и заведующего школой. Судя по документам, умер он в 1912 или 1913 году, отдав пастырской службе в Корсуне почти полвека. Второй священник, по данным 1908 года, – Николай Иакович Коханов, тоже выпускник духовной семинарии, законоучитель и депутат многих окружных и епархиальных съездов. Сначала он был псаломщиком в Вознесенской церкви, а с 1896 года возведен в сан священника. В 1913 году его сменил Даниил Степанович Михайличенко. После смерти Амвросия Константинова в Вознесенскую церковь перевели о. Иоанна Сидоренко, а после него о. Константина Хмельницкого

Псаломщиками служили выпускник учительской семинарии Кирилл Ефимович Приходько, а потом Яков Феодосиевич Пасько, и выпускник церковно-учительской школы Петр Андреевич Романов. Заштатным пономарем был Петр Феодорович Мартыновский, а церковным старостой с 1911 года – крестьянин Федор Легенький. От церковно-приходского попечительства получали пособия: вдова священника Мария Николаевна Аврамова (40 руб. в год), дочь умершего священника Елисавета Николаевна Гонтаревская (по данным за 1908 год – 30 руб., в 1913 году – 40 руб.), вдовы псаломщиков Александра Петровна Феодосьева (50, а потом 80 руб.) и Дария Иосифовна Драгожинская (60, а спустя несколько лет 80 руб). Приготовлением просфор ведала В. Мартыновская.

В начале 20 века церковь опекала три школы: две церковноприходских (одну – для мальчиков, другую – для девочек) и земскую. Но уже в 1913 году, кроме церковноприходских, в селе было еще три земских школы.

(Справочная книга Екатеринославской епархии: Издание Екатеринославской духовной консистории. – Екатеринослав: Типография Братства Свят. Владимира, 1908. – С. 316 – 319; Справочная книга Екатеринославской епархии за 1913 год. – Екатеринослав: Типография Сем. Ив. Барановского, 1914. – С. 98 – 99).

Корсунская церковноприходская школа была старейшей в нашем крае. Точной даты ее открытия неизвестно. Но в рапорте благочинного протоиерея Иоанна Аврамова епископу Екатеринославскому и Таганрогскому указано: «Во второй половине истекшего 1861 года при церквах моего ведомства открыты школы в девяти селениях: Железном, Скотоватом, Ново-Бахмутовке, Землянках, Алексеевке, Михайловке, Солнцевке, Григорьевке и Авдотьино, кроме трех существовавших прежде в Александровке, Корсуне и Андреевке. Учение в них производится постоянно, с должным рвением священниками, а в случае их отлучки до исправления треб одним из причетников». Так что, судя по документу, Корсунская школа появилась ранее 1861 года.

Церковноприходские школы в то время были одноклассные (двухгодичные) и двухклассные (четырехгодичные). Обучали в них бесплатно, в отдельных же случаях разрешалось брать плату за обучение детей, родители которых не оказывали помощь в строительстве школ, но только в «необременительном размере». Как правило, это составляло три рубля в год. Обучение осуществляли священники, диаконы и дьячки, а также учителя и учительницы, окончившие преимущественно церковно-учительские школы и епархиальные училища. Каждый день и всякое дело в школе начиналось и заканчивалось молитвой. Во время молитвы и уроков Закона Божия теплилась лампада. В воскресные и праздничные дни учащиеся обязательно посещали церковь, участвуя в хоре и прислуживая в алтаре. Почти во всех школах имелись библиотеки, небольшое собрание книг было и в корсунской школе – около 200 экземпляров. Библиотека ежегодно пополнялась книжками, присылаемыми епархиальной издательской комиссией, но в мизерных количествах. Поэтому библиотека в Корсуне, как и в других церковноприходских школах, была скудной, особенно не хватало книг для детей младшего возраста.

В нашей местности открывались, как правило, одноклассные церковноприходские школы. В них изучали Закон Божий, письмо, чтение, церковное пение, арифметику. Каждый учащийся мог выбрать определенный ряд предметов. Например, Игнат Шерапов из корсунской церковноприходской школы Вознесенской церкви изучал Священную историю, арифметику, чтение и чистописание; Егор Бабков – катехизис, арифметику, чтение и чистописание; Григорий Данилов – азбуку. В этой школе занятия с детьми проводил «отставной мастеровой» Антон Шерапов под надзором священника Николая Гонтаревского, а потом Амвросия Константинова. По окончании школы и после прохождения «испытаний» на каждого учащегося составлялся документ, напоминающий современный школьный табель. Кроме оценок по учебным предметам, обязательно указывалось поведение школьников: «кроткое», «скромное», «хорошее», «похвальное», а также прилежание: «ревностное», «усердное».

Сначала корсунская школа была смешанной. В 1862 году в ней обучались 30 учеников – в основном мальчики и только одна девочка Пелагея Кондракова. Но постепенно число учениц росло, и уже в 1896 году при Вознесенской церкви открыли еще и женскую церковноприходскую школу. Здание принадлежало школе, имелась квартира для учителя. В 1901 году там обучались 23 девочки. Законоучителем был священник Амвросий Константинов, учителем пения – псаломщик Даниил Драгожинский, учительница Анастасия Соболева окончила курс в епархиальном женском училище, получала жалование 275 руб. в год (Отчет епархиального училищного совета о состоянии школ церковно-приходских и грамоты в Екатеринославской епархии за 1901 гражданский год. – Екатеринослав: Типография Братства Св. Владимира, 1902. – С. 30).

Священнослужители были озабочены не только духовным развитием детей, но и их физическим здоровьем. Так, в их обязанности входило составление оспенной ведомости. К примеру, в 1864 году в Корсуне были привиты 57 детей (Марина Коровина. Церковноприходские школы Бахмутского уезда второй половины ХIХ века // Живой Родник. – 2009. – № 11. – С. 10).

Если во второй половине 19 века Корсунскую школу ставили в пример другим, то в начале 20 века она оказалась среди отстающих. В отчете о состоянии церковных школ Екатеринославской епархии за 1908 – 1909 учебный год в ней отмечались посредственные и даже слабые учебные успехи школьников, называлась и причина – «по неопытности учительницы» (с. 19). По итогам 1909 –1910 учебного года Корсунская школа снова названа среди тех, где дают слабые знания («по-русски и по-славянски – вследствие методических ошибок учительницы») (Отчет о состоянии церковных школ Екатеринославской епархии в учебно-воспитаельном отношении за 1909 – 1910 уч. год. – Екатеринослав: Типография С.И. Барановского, 1911. – С. 17 – 18).

Довольно частыми были пропуски школьниками уроков, нередко массовые. Так, в 1908 – 1909 учебном году, «по случаю холодной зимы и недостатка соломы для отопления, пропуски уроков наблюдались в больших размерах, чем в предыдущие годы. После Пасхи, с 8 апреля, ученики плохо ходили в школу, оставались в школе одни выпускные отделения. В неисправном посещении школы весной виноваты отчасти родители, отчасти заведующие и учащие. Замечено, что в тех школах, где заведующие и учащие высоко держат авторитет школы среди населения, не бывает повального бегства учащихся даже весною» (с. 22 – 23).

Иоанно-Предтеченская церковь в Ольховатке

После Корсунской это вторая старейшая церковь в нашем крае. Построена она «тщанием прихожан» в 1852 году, но в Государственном архиве Донецкой области хранятся метрические книги с 1843 года (д. 38, ф. 322), следовательно, богослужение здесь велось раньше 1852 года. Церковь была деревянной, однопрестольной. В приходе в 1908 году числилось 274 двора, 1103 прихожанина мужского пола и 972 женского, в 1913 году – 1330 мужчин и 1242 женщины. Кроме того, церковь посещали около 300 прихожан деревни Михайловки, 309 прихожан деревни Убежище и 530 прихожан деревни Еленовки. За 1913 год в церкви совершено 144 крещения, 41 бракосочетание и 122 погребения.

Причт состоял из священника, штатного диакона и псаломщика. Для них были выстроены три церковных дома, но в начале 20 века они были «ветхие и крайне неудобные» для жилья. Однако уже в 1913 году указывается, что «дом для священника хороший». Церкви принадлежали расположенные в девяти верстах 120 десятин земли, из них неудобной, занятой кустарником, – 22 десятины. Земля приносила церкви 600 руб. дохода в год, капитал причта в 1913 году составлял 200 руб, кружечного дохода собрали 637 руб., продано 12 пудов 5 фунтов свечей.

О первых священниках ольховатской православной церкви сведений не сохранилось. Известно лишь, что в 60-е – начале 70-х годов в ней служил известный впоследствии на весь Славяносербский уезд священник Василий Яковлевич Сахновский, который вел активную «антираскольническую» пропаганду среди селян. В 1873 году его перевели в Архангело-Михайловскую церковь села Макаров Яр. За многолетнюю просветительскую деятельность в начале 20 века о. Василия Сахновского наградили орденом Святой Анны 3-й степени.

С 1908 года священником Иоанно-Предтеченской церкви был Александр Николаевич Мирошниченко, окончивший шесть классов юнкерского училища и Холмскую духовную семинарию. Он получал 294 руб. казенного жалованья в год. Со временем отец Александр стал судебным следователем третьего благочиния Славяносербского уезда, куда входила и Иоанно-Предтеченская церковь. С 1891 года псаломщиком, а с 1913 года псаломщиком-диаконом служил Дмитрий Дмитриевич Попов – сын дьячка, проучившийся лишь три класса в Бахмутском духовном училище. Его годовое жалованье составляло 98 руб. Обязанности церковного старосты с 1909 года исполнял крестьянин Александр Радченко.

В 1885 году в Ольховатке открыли смешанную одноклассную церковноприходскую школу, размещавшуюся в каменном здании церковной сторожки. При школе имелась квартира для учителя. В начале 20 века здесь учительствовал сын священника Вадим Григорьев, выбывший из первого класса духовной семинарии, но, тем не менее, получивший свидетельство на звание учителя, жалованье ему назначили 240 руб. в год, он обучал 20 мальчиков и 16 девочек (Отчет епархиального училищного совета о состоянии школ церковно-приходских и грамоты в Екатеринославской епархии за 1901 гражданский год. – Екатеринослав: Типография Братства Св. Владимира, 1902. – С. 102). Позже количество учащихся увеличилось до 50. Но на рубеже первого и второго десятилетий 20 века учебный процесс в Ольховатской школе подвергался критике со стороны епархиального начальства. В отчете о состоянии церковных школ за 1910 – 1911 учебный год причина слабых знаний учащихся объяснялась отсутствием заведующего школой в предшествующие два года и болезненностью учительницы. Кроме церковноприходской школы, Иоанно-Предтеченская церковь опекала еще три земские школы в Ольховатке.

Церковь для школьников устраивала различные праздники. В них участвовали не только учащиеся, но их родители. Особенно зрелищно в Ольховатке проходил ежегодный праздник «Вифлеемская звезда».

При церковноприходской школе проводились народные чтения для взрослых. Кроме показа через «фонарь» световых картинок, чтения оживлялись пением гимнов, молитв, тропарей. Они не имели строго выработанной программы и плана. Читали то, что имелось под рукой в школьной или церковной библиотеке: в начале это всегда было «воскресное Евангелие с кратким пояснением или житие святого, а потом рассказ исторического или поучительного характера». Число слушателей ограничивалось вместительностью здания и состоянием погоды, но обычно колебалось от 20 до 40 человек. Вот примеры тем на чтениях: «Церковь Христова во времена апостолов», «Наши предки славяне», «Тарас Бульба», «Пить до дна – не видать добра», «Начало христианства на Руси», «Нашествие татар», «Много ли человеку земли нужно», «Смутное время на Руси», «Тепло и воздух»… В нашей местности, кроме Ольховатской, чтения велись еще в школах при Петровских заводах и Ильинской. Особенно активно проводились народные чтения в годы первой мировой войны. «Доброе влияние школы… – отмечалось в отчете о состоянии церковных школ за 1914 – 1915 учебный год, – сказалось в народных чтениях, которые отвлекали население от праздности и разгула, и, главным образом, в изготовлении подарков для армии, что служило часто примером для населения» (с. 28). В это время «население крайне интересовалось текущими событиями, и газета заменила книгу», сообщалось в отчете. Случалось, что в день получения газеты жители села собирались в школу, чтобы послушать сообщения с театра военных действий (с. 43).

По религиозному признаку Ольховатка делилась почти поровну на православных и старообрядцев, в ней в 1913 году также проживали 15 штундистов-баптистов и 6 новоизраильтян, отколовшихся от шалопутов (хлыстов). Вместе с селами Городище и Ореховое Ольховатка считалась центром старообрядчества в губернии. Поэтому епархиальное начальство нередко посылало сюда миссионеров для проведения бесед – как публичных, так и частных по домам. В Иоанно-Предтеченской церкви была собрана библиотека из 352 книг – в основном противораскольнической тематики.

Активно вел борьбу со старообрядчеством известный в епархии миссионер, городищенский священник отец Павел Шалкинский. Вместе со своим сыном отцом Сергеем Шалкинским он часто приезжал в Ольховатку, где проповедовал против раскола и сектантства. В 1909 году даже разгорелась публичная дискуссия между православными и старообрядческими священниками. Вот как об этом писал екатеринославский губернатор во всеподданнейшем отчете за 1909 год: «Обратили внимание на деятельность о. Шалкинского и старообрядческие лжесвященники. Они начали советоваться с Ореховскими и Ольховатскими лжесвященниками, что им предпринять, и решили выписать своего начетчика и начать полемические беседы с Шалкинским в селах Ореховом, Ольховатке и Городище… Со стороны раскольников… для бесед обещал прибыть известный начетчик Иван Алексеевич Лукин» (с. 32). Особенно горячие дискуссии прошли в Ореховом, но и Ольховатку они не обошли. Хотя губернатор хвастался, что в споре победили православные священники, даже несколько старообрядцев перешли в православие, но фактически религиозную ситуацию как в Ореховом и Городище, так и в Ольховатке эта публичная полемика не переломила.

(Справочная книга Екатеринославской епархии: Издание Екатеринославской духовной консистории. – Екатеринослав: Типография Братства Свят. Владимира, 1908. – С. 1068 – 1069; Справочная книга Екатеринославской епархии за 1913 год. – Екатеринослав: Типография Сем. Ив. Барановского, 1914. – С. 416 – 417; Обзор Екатеринославской губернии за 1897 год. Приложение ко Всеподданейшему отчету Екатеринославского губернатора. – Екатеринослав, 1898. – С. 25 – 27; Обзор Екатеринославской губернии за 1901 год. – Екатеринослав, 1902. – С. 29 – 30; Обзор Екатеринославской губернии за 1909 год. – Екатеринослав, 1910. – С. 31 – 39; Отчет о состоянии церковных школ Екатеринославской епархии в учебно-воспитательном отношении за 1910 – 1911 учебный год. – Екатеринослав: Типография Сем. Иван. Барановского, 1911. – С. 20; Отчет о состоянии церковных школ Екатеринославской епархии в учебно-воспитательном отношении за 1914 – 1915 учебный год. – Екатеринослав: Типография бывш. Братства Св. Владимира, 1915. – С. 20).

Ильинская церковь в честь иконы Владимирской Божией матери

Каменная Ильинская церковь построена в 1874 году, как сказано в «Справочной книге Екатеринославской епархии» за 1908 год, «на средства дочери статского советника Натальи Ильиничны Дебальцевой» (с. 378), однако на официальном сайте Горловской и Славянской епархии читаем, что церковь сооружена внучками И.И. Дебальцева Марией и Марфой, что, на наш взгляд, не совсем правильно. До этого в селе была небольшая церковь св. Илии, год постройки которой не известен. Церковные метрические книги по Ильинке в госархиве Донецкой области хранятся за период с 1864 года (ф. 345).

Празднование Владимирской иконы Пресвятой Богородицы бывает несколько раз в году: 21 мая, 23 июня и 26 августа (по старому стилю). Наиболее торжественное празднование совершается 26 августа по старому стилю, или 8 сентября по новому, установленное в честь сретения Владимирской иконы при перенесении ее из Владимира в Москву. Именно с этой датой и связана Ильинская церковь.

В 1908 году в приходе числилось более 180 дворов, 729 прихожан мужского пола и 708 женского, в 1913 году – 695 мужчин и 641 женщина. За год совершено 58 крещений, 38 бракосочетаний и 36 погребений. На территории прихода проживали 37 новоизраильтян и 6 иудеев.

Причт состоял из священника и псаломщика. С 1900 года священником здесь служил Петр Михайлович Нагорный, с 1913 года – 23-летний Никита Антонович Гусаков, только что окончивший духовную семинарию и прослуживший псаломщиком всего год. После Николая Гусакова священником стал Федор Чернявский. Псаломщиком с 1902 года был выпускник Екатеринославской церковно-учительской школы Николай Павлович Пустовойтов, в 1913 году ставший псаломщиком-диаконом. Священнику было положено жалованье 294 руб в год, а псаломщику – 98 руб. Для проживания им предоставлялись общественные дома: для священника в удовлетворительном состоянии, для псаломщика – не годный для жилья.

У церкви в 15 верстах от нее имелось 60 десятин земли, которые в год приносили 600 руб. дохода. Капитал причта составлял 8326 руб. 25 коп., кружечный доход – 400 руб., свечей за 1913 год продано 7 пудов. Изготовлением просфор ведала вдова пономаря Аполлинария Будянская. Церковным старостой с 1913 года был крестьянин Филипп Сметана. К церкви была приписана Ильинская земская школа.

(Справочная книга Екатеринославской епархии: Издание Екатеринославской духовной консистории. – Екатеринослав: Типография Братства Свят. Владимира, 1908. – С. 378 – 379; Справочная книга Екатеринославской епархии за 1913 год. – Екатеринослав: Типография Сем. Ив. Барановского, 1914. – С. 118).

Покровский молитвенный дом

Построен он на средства местных жителей в 1901 году в Александро-Полонском поселке Еленовской волости, в одной версте от железнодорожной станции Енакиево. Основную часть денег на постройку церкви дал Иван Григорьевич Кузякин. Он был одним из первых предпринимателей в нашем крае. Начинал Кузякин плотницким и столярным подрядчиком при Петровских заводах. Разбогатев, начал вкладывать деньги и в другие сферы бизнеса. Иван Григорьевич проживал в собственном доме в Бахмуте, по данным за 1900 год был почетным смотрителем Бахмутского трехклассного городского училища и его попечителем. А в нашей местности имел собственное имение при речке Булавин, там открыл кирпичный завод, через реку построил мост, который в народе назвали Кузякиным. В Бахмуте ему принадлежала паровая вальцовая мельница, Кузякин был также «главным участником завода огнеупорных изделий под фирмою «Ф.Рост и Ко», поставлял известковый и доломитный камень, огнеупорную глину и кварцевый песок. Иван Григорьевич основал два пивоваренных завода: в Славянске тогда Харьковской губернии и у нас, в Екатерининском поселке. Во всех материалах о Енакиевском пивоваренном заводе говорится, что построен он был в 1904 году. Однако сведения об этом предприятии есть уже за 1902 – 1903 годы. Иван Григорьевич был первым меценатом в нашем крае, вложил основную часть средств в постройку в 1901 году Покровского молитвенного дома. Благотворительность была одним из условий получения звания почетного гражданина, которым и был отмечен Кузякин. Сначала его возвели в личное почетное гражданство, потом в потомственное, но дворянином, как указывается в некоторых краеведческих публикациях, он не был.

Освятили и открыли молитвенный дом в поселке Александро-Полонском в праздник Покрова Пресвятой Богородицы, в честь которого и назвали его Покровским. Располагался он на Базарной площади. Долгое время молитвенный дом был деревянным, потом его обложили кирпичом. Это была небольшая, без архитектурных изысков и пышного убранства, но уютная светлая церквушка. Рядом с молитвенным домом находилась усадьба священника, но землю под домом за церковью не закрепили.

По данным 1908 года в приходе насчитывалось 250 дворов, 999 мужчин и 1010 женщин. В 1913 году молитвенный дом насчитывал 1284 прихожанина мужского пола и 1248 женского – жителей поселков Митинского, Голубовского, Александро-Полонского и Зарудного. Кстати, в этих поселках проживали еще более двух тысяч иноверцев – 1107 мужчин и 957 женщин, 40 старообрядцев, 23 баптиста.

В том же году здесь было совершено 961 крещение, 123 брака и 593 погребения. В двух верстах от молитвенного дома имелись 42 десятины церковной земли, но она неудобная, поэтому давала всего лишь 300 рублей дохода. Церковный капитал составлял 8085 руб. 19 коп., а кружечный доход за год – 1878 руб. 3 коп. За год молитвенный дом продал 29 пудов 10 фунтов свечей. Священники осуществляли духовное образование и воспитание в коммерческом училище, высшей начальной школе, подготовительном частном училище и трех земских школах.

С самого открытия церкви священником здесь был сын Амвросия Константинова – отец Георгий Константинов. В священники его рукоположили еще в Корсунской церкви в 1892 году после окончания духовной семинарии. В 1908 году отца Георгия перевели в Петропавловскую церковь. Псаломщиком церкви был выпускник церковно-учительской школы Павел Петрович Смирнов. По данным 1913 года, в Покровском молитвенном доме служили окончившие духовную семинарию 44-летний священник Николай Яковлевич Коханов (в августе 1913 года его перевели в Васильевскую церковь села Богдановки Павлоградского уезда) и 43-летний псаломщик Кирилл Ефимович Приходько. Казенного жалованья они не получали, жили за счет пожертвований паствы. Отец Николай был вдовцом, воспитывал шестеро несовершеннолетних детей, трое из которых были учениками, а трое сидели дома. Шестеро детей было и отца Георгия и у псаломщика Кирилла Приходько. Николая Коханова в должности священника сменил о. Василий Лоренцо.

Церковным старостой был дворянин Константин Михайлович Пушечников, а просфорней заведовала сначала изюмская мещанка Екатерина Яструбинская, а позже Иуляния Котляревская.

(Справочная книга Екатеринославской епархии: Издание Екатеринославской духовной консистории. – Екатеринослав: Типография Братства Свят. Владимира, 1908. – С. 334 – 335; Справочная книга Екатеринославской епархии за 1913 год. – Екатеринослав: Типография Сем. Ив. Барановского, 1914. – С. 100 – 101, 447).

Петропавловская и Николаевская церкви

Сначала это был молитвенный дом, сооруженный на средства управления Петровских заводов Русско-Бельгийского общества в 1898 – 1900 годах. Но через несколько лет здесь случился пожар, после которого богослужение совершалось на переносном антиминсе (вместопрестолии), освященном в память апостолов Петра и Павла. Восстановленная и перестроенная в 1908 году, эта каменная церковь с деревянным верхом по размерам стала самой большой в округе. Располагалась она в Енакиевском поселке – ориентировочно там, где сейчас находится металлургический техникум. В двух верстах от Петропавловской находилась приписная к ней Николаевская церковь. Первоначально, до возведения отдельного здания, это был молитвенный дом, размещавшийся в министерском Петровском четырехклассном городском училище в Голубовском поселке, рядом с земской больницей. А уже позже (между 1908 и 1913 годами) на средства РБМО возле самого завода (теперь это уже территория завода) было сооружено красивое и добротное каменное здание приписной Николаевской церкви, которую в народе называли конторской. Сюда ходили молиться не только жители Енакиевского поселка, но и прилегающих селений (в метрических книгах встречаются даже записи о жителях Лисичанска, Еленовки, Ольховатки и села Луганское – ф.445).

По данным 1908 года, приходы двух молитвенных домов насчитывали 390 дворов, 1560 прихожан мужского пола и 1452 женского пола. В 1913 году в обеих церквах было более трех тысяч прихожан – жителей поселка Енакиево, приселков Петровских заводов, поселка при Веровском руднике (1771 прихожан мужского пола и 1602 женского) и деревни Еленовка (211 мужчин и 187 женщин). За год в них было совершено 977 крещений, 110 браков и 549 погребений. Кроме того, на территории приходов проживали 2910 магометан, католиков и лютеран, а также 13 баптистов и новоизраильтян.

Земель эти церкви не имели. Основными источниками дохода был кружечный сбор, который за 1913 год составил 1811 руб. 28 коп., а также пожертвования от управления Петровских заводов. Пожертвования поступали и при совершении церковных обрядов, доходной была продажа свечей – за 1913 год в Петропавловской церкви их продано 30 пудов 25 фунтов, в Николаевской – 29 пудов 13 фунтов.

При церквах были каменные квартиры для двух священников и псаломщика, но они очень холодные и малопригодны для жилья.

За Петропавловской и Николаевской церквами числились пять школ: две церковноприходские (в отчетах они всегда назывались среди лучших в уезде), земская одноклассная, а также двухклассная и одноклассная Министрества народного просвещения. Часть учителей пользовались квартирами при школах с отоплением и освещением и услугами школьной прислуги. А там, где жилья при школах не было, учителям платили квартирное пособие в 60 руб. Этих денег, конечно, не хватало. Да и цены с каждым годом росли, а в годы первой мировой войны они подскочили в разы. А ведь только за один простой крестьянский стол учитель вынужден платить 15 руб. в месяц, в год получалась немалая сумма, которая съедала значительную часть жалованья. Поэтому в земских школах повысили оклады до 420 – 480 руб. в год и установили пятилетние прибавки. В церковноприходских школах зарплата у учителей была намного ниже, оттого «ряды перебежчиков в земские школы всё увеличивается» (Отчет о состоянии церковных школ Екатеринославской епархии в учебно-воспитательном отношении за 1914 – 1915 учебный год. – Екатеринослав: Типография бывш. Братства Св. Владимира, 1915. – С. 33).

Нередко церковноприходские школы закрывались, говоря современным языком, на карантин во время эпидемий или из-за низкой температуры в учебных помещениях зимой. Так, в январе 1904 года занятия были прекращены «вследствие появившегося заболевания крупом» (Отчет Екатеринославского епархиального наблюдателя церковных школ за 1903-1904 учебный год. – Екатеринослав: Типография Братства Св. Владимира, 1905. – С. 44 – 45).

Причт включал двух священников и двух псаломщиков. В 1908 году одно место священника было «праздно», а второе занимал выпускник Екатеринославской духовной семинарии 34-летний Арсений Иоаннович Фоменко. Псаломщиком в сане диакона был 30-летний Иеремия Родионович Кратинов, окончивший Екатеринославскую церковно-учительскую школу в звании учителя пения. Второй псаломщик – 20-летний выпускник этой же школы Александр Константинович Коханов.

По данным за 1913 год, первым священником в церкви служил 46-летний Георгий Константинов. В священники его произвели в 1892 году после окончания духовной семинарии. Позже отец Георгий стал духовным следователем пятого благочинного округа Бахмутского уезда. Второй священник – 43-летний Павел Васильевич Васильев, также окончивший духовную семинарию. Оба были женаты, имели детей: отец Георгий – шестерых, отец Павел – пятерых. От Русско-Бельгийского металлургического общества они получали жалованье 832 руб. 50 коп. в год. (это была по тем временам немалая сумма: для сравнения годовой доход врача составлял 1200, старшего городового – 275 рублей). Псаломщиками служили Александр Константинович Коханов и Георгий Георгиевич Папуш. Каждому из них РБМО платило по 277 руб. 50 коп. в год. Просфорней сначала ведала вдова диакона Елена Гуторович, а потом Елена Коханова. Церковным старостой Петропавловской церкви был Родион Николаевич Лавский, а церковным старостой приписной Николаевской – Николай Аносов.

(Справочная книга Екатеринославской епархии: Издание Екатеринославской духовной консистории. – Екатеринослав: Типография Братства Свят. Владимира, 1908. – С. 356 – 357; Справочная книга Екатеринославской епархии за 1913 год. – Екатеринослав: Типография Сем. Ив. Барановского, 1914. – С. 122 – 123).

Николаевский молитвенный дом в с. Веровка

Построен он в 1905 году. По данным официального сайта Горловской и Славянской епархии, строительство церкви начали около 1898 года. Велось оно на средства прихожан. Сбором пожертвований на возведение церкви занимались крестьяне Антон Водяницкий и Василий Зинченко. Действовать молитвенный дом начал еще недостроенным, а освящен он был в 1905 году. Церковное здание площадью 100 квадратных метров поднималось до купола на шестиметровую высоту. Назвали церковь в честь святителя Николая, Мир Ликийских Чудотворца. «Христа ради юродивый монах Иоанн (Пахомов), или Ваня Босый, как любовно называли его в народе, приходил на службы в этот храм и проповедовал. Дед одной из прихожанок, Марии Ильиничны Светайло, принимал Иоанна Босого в своем доме… В церкви пели два хора, всего около 20 человек. Первым старостой храма был житель села Федор; казначеем – Филипп Жайворонский, а затем Елисей Поляков, прослуживший на этой должности до 1950-х годов и переживший закрытие храма. Руководили церковными делами 20 членов приходского совета. Жители Веровки очень любили свой храм и старались его украсить. Каждый престольный праздник во дворе храма устраивались благотворительные обеды» (http://gorlovka-eparhia.com.ua/nikolaevskiy-hram-v-verovke/).

В 1913 году в приходе было 1306 прихожан мужского пола и 1294 женского. За год совершено 357 крещений, 76 бракосочетаний и 186 погребений. В районе прихода, в версте от церкви, находился Софиевский рудник, где имелся молитвенный дом для всенощных бдений. Причт пользовался 40 десятинами церковной земли, расположенной в 15 верстах, в селе Государев Байрак. Земля приносила в год 800 руб. дохода. Церковный капитал составлял 1090 руб. 43 коп., свечей продано 9 пудов 38 фунтов.

Священником с 1905 года был выпускник Симбирской духовной семинарии Михаил Алексеевич Аркатовский, ему было положено 109 руб. казенного жалованья в год. Псаломщиком служил Григорий Евгеньевич Аксаковский, окончивший церковно-учительскую школу. Казенного жалованья он получал в год 38 руб 17 коп. Дом для священника был сырым, холодным, а у псаломщика церковной квартиры и вовсе не было.

Церковным старостой, по данным за 1913 год, был крестьянин Степан Николенко. Изготовлением просфор ведала жена священника Аркатовская.

В приходе действовали три школы: одна церковноприходская и две земские. Почти ежегодно, когда Веровку и окрестные селения поражали эпидемии, они закрывались. Так, в 1908 году Софиевская рудничная школа не работала из-за холеры с начала учебного года до 4 ноября. Частыми были также вспышки чесотки, свинки, кори, краснухи, скарлатины, тифа, оспы и дифтерита.

С самого своего открытия школа располагалась в ветхом, холодном здании. Новое здание рудничной школы построено в 1911 году на средства, выделенные администрацией Софиевского рудника. Вот что об этом писалось в отчете о состоянии церковных школ Екатеринославской епархии ха 1911 – 1912 учебный год: «…школьное здание на Софиевском руднике, Бахмутского уезда, обошлось администрации не менее 10 тысяч руб. и представляет собою такую роскошь, что можно только им гордиться и радоваться» (с. 9). Все последующие годы она называлась среди лучших в Бахмутском уезде: здесь ученики получали хорошие знания. Хромала лишь дисциплина, но это было характерно для всех рудничных и заводских школ того времени, где ребятишки отличались особой непоседливостью. Кроме учебных предметов, в школе для мальчиков преподавали военный строй, а для девочек рукоделие. Учебники для школы поступали бесплатно из Бахмута с книжного склада, а тетради для учеников продавались по две с половиной копейки за штуку, бедные же школьники получали их бесплатно.

Учителя при каждом удобном случае внушали детям любовь к Отечеству и царю. Патриотическое воспитание усилилось в годы первой мировой войны. «На утренних молитвах, – читаем в отчете о состоянии церковных школ за 1914 – 1915 учебный год, – введено за правило, чтобы дети после молитвы пели гимн, обратясь к царскому портрету. Великая война привлекла и детей-школьников к горячей молитве о даровании победы русскому воинству и об упокоении павших героев», а «после обычной утренней молитвы дети коленопреклоненно слушали моление о даровании победы и пели «вечную память» вождям и воинам, на брани живот свой положившим» (с. 28).

(Справочная книга Екатеринославской епархии за 1913 год. – Екатеринослав: Типография Сем. Ив. Барановского, 1914. – С. 114; Отчет о состоянии церковных школ Екатеринославской епархии в учебно-воспитательном отношении за 1908 – 1909 учебный год. – Екатеринослав, 1909. – С. 32; Отчет о состоянии церковных школ Екатеринославской епархии в учебно-воспитательном отношении за 1909 – 1910 уч. год. – Екатеринослав: Типография С.И. Барановского, 1911. – С. 17 – 18; Отчет о состоянии церковных школ Екатеринославской епархии в учебно-воспитаельном отношении за 1911 – 1912 учебный год. – Екатеринослав: Типография бывшего «Дитятковского Т-ва», 1912. – С. 9 – 31; Отчет о состоянии церковных школ Екатеринославской епархии в учебно-воспитательном отношении за 1914 – 1915 учебный год. – Екатеринослав: Типография бывш. Братства Св. Владимира, 1915. – С. 20 – 55).

Васильевский молитвенный дом на станции Хацепетовка

Молитвенный дом св. Василия Великого был приписным от Николаевской церкви села Чернухино. Размещался он в каменном железнодорожном здании. Год его постройки в справочниках не указан, но в Государственном архиве Донецкой области сохранились метрические книги, начиная с 1906 года (д. 65, ф. 437). Значит, в 1906 году молитвенный дом уже был. В приходе было около 300 прихожан обоего пола. Причта здесь было не положено, поэтому молитвенный дом обслуживали священники Чернухинской церкви Валериан Феофилович Крамаренко и Савва Михайлович Павлов (после него о. Димитрий Клепачевский), псаломщики Дмитрий Максимович Гулиенко и Станислав Алексеевич Уланов. За это священнику было положено жалованье 360 руб в год, а псаломщику – 60 руб.

Под опекой молитвенного дома были две хацепетовские школы – железнодорожная и земская.

(Справочная книга Екатеринославской епархии за 1913 год. – Екатеринослав: Типография Сем. Ив. Барановского, 1914. – С. 123, 421).

Синагога, баптистский молитвенный дом, костел

На рубеже 19 и 20 веков в заводских, рудничных и торговых поселках, в селах, деревнях и на хуторах нашего края проживали люди разных национальностей и религий. Поэтому здесь строились не только православные и старообрядческие церкви.

На территории нынешнего Енакиева в начале 20 века поселилось много евреев. В 1903 году министр внутренних дел Российской империи В.К. Плеве утвердил перечень из 101 большого поселения (позже еще добавилось 57), где евреям разрешались смена места жительства, приобретение недвижимости и аренда. Енакиево вошло в этот перечень. Как раз в это время в Бахмутский уезд прибыло большое количество евреев из западных губерний: промышленников, торговцев, ремесленников, аптекарей, врачей, юристов, квалифицированных рабочих. Многие из них внесли большой вклад в развитие предпринимательства и торговли в нашем городе. В начале 20 века на средства еврейской общины построена енакиевская синагога. В поселке Александро-Полонском (ныне это центр города) община создала два общества пособия бедным евреям: одно из них сначала возглавлял Авраам Таубер, потом Сруль Коридибаум, другое – врач Владимир Сперанский (Адрес-Календарь и Памятная Книжка Екатеринославской губернии на 1912 год. – Екатеринослав: Издание губернской Типографии, 1912. – С. 97). Позже оба общества объединились, председателем был избран И.Я. Фильшинский, казначеем – М.З. Левин, секретарем – А.М. Маньковский (Екатеринославский адрес-календарь. 1915 г. – Екатеринослав: Издание Губернской типографии, 1915. – С. 336). При обществе открыли библиотеку (Еврейская энциклопедия. Т. 1. – Санкт-Петербург, 1909. – С. 492), действовала двухклассная школа для еврейских детей. И библиотека, и школа располагались в здании синагоги.

В поселках и селах проживало также незначительное число протестантов. В наших краях, в основном, это были баптисты и новоизраильтяне. Баптисты даже смогли организовать в Енакиеве и Корсуне небольшие молитвенные дома. Но их деятельность находилась под неусыпным контролем жандармского управления. «Как видно из предоставленных мне списков лиц, исповедывающих сектантские лжеучения, проживающих в районах Бахмутского, Славяносербского и Мариупольского уездов Екатеринославской губернии, в настоящее время среди последователей лжеучений наблюдается три течения сектантства: баптистское, адвентистское и Новый Израиль, причем по численности последователей первое место занимают баптисты… Сектантство в России, объединяющееся на почве враждебного отношения к православию, искони уже признается, с Государственной точки зрения, явлением безусловно вредным, как имеющее тесную связь с революционными началами, и некоторым даже присущи стремления анархизма (адвентисты)» – наставлял своих помощников в уездах 10 июля 1915 г. в специальном циркуляре начальник губернского жандармского управления полковник Терентьев. Накануне, в июне, помощники начальника губернского жандармского управления в Бахмутском, Славяносербском и Мариупольском уездах представили ему списки членов протестантских общин. В частности, там назывались все 51 член баптистской общины Корсуня. При этом отмечалось, что «установленное наблюдение за деятельностью членов упомянутых общин продолжается» (ЦГИАУК, ф. 313, оп. 2, д. 3125). На Петровском заводе работали и несколько лютеран – это были специалисты-иностранцы.

Многочисленной на территории нынешнего Енакиева была католическая община. На рубеже 19 – 20 веков здесь проживали бельгийцы, поляки, французы, люксембуржцы, голландцы, чехи, немцы, австрийцы, которые трудились на руководящих и квалифицированных рабочих должностях на Петровском заводе и рудниках, некоторые из них открыли в нашей местности и свое дело.

По данным краеведа В. Опольского, в первом десятилетии 20 века насчитывалось около двух тысяч католиков, а в конце второго десятилетия их количество превысило две тысячи – это больше, чем даже было в Юзовке. Поэтому сразу же после пуска Петровского завода католическая община решила построить костел. Правда, по сведениям В. Опольского, еще в середине 19 века в нашей местности действовал Криндычевский католический молитвенный дом. Располагался он почти в центре нынешнего Енакиева: «К сожалению, даже фундамента не осталось от здания, которое верой и правдой послужило христианам-католикам свыше полустолетия…», лишь «чудом сохранилась литая чугунная лестница, ведшая на хора. Теперь она находится на силовой подстанции шахты «Юный коммунар».

Римско-католический костел во имя Воздвижения святого Креста начал строиться в 1898 году. Инициаторами его сооружения были директор-распорядитель Петровских заводов и рудников Оскар Биэ и заведующий доменным производством, а спустя некоторое время директор Петровских заводов люксембургский инженер М.И. Оллингер, на завершающем же этапе строительства всяческую поддержку оказывали новый руководитель Петровских заводов и рудников – главноуправляющий Юлий Потье и его жена.

М.И. Оллингер был ревностным католиком. Известно, что после Петровских заводов он возглавил Таганрогский завод и там тоже стал одним из попечителей местного костела. Есть сведения за 1910 год о том, что М.И. Оллингер являлся действительным членом благотворительного общества при Таганрогском римско-католическом костеле.

В некоторых публикациях год открытия костела в Енакиеве называется 1900-й. Однако справочные дореволюционные издания указывают, что римско-католическая церковь во имя Воздвижения св. Креста, относящаяся к Бердянскому деканату Тираспольской римско-католической епархии, сооружена в 1906 году «иждивенцами прихода». Возможно, служба началась еще в недостроенном костеле в 1900 году, но освящен он был после окончания строительства в 1906 году.

По данным В. Опольского, первым священником костела был о. Габриил Гварамадзе, потом литовец о. Варфоломей Николаюгис.

В 1909 году куратором костела стал Эммануил Симон, а в 1915 году его сменил Пий Эжен Невё – будущий епископ Цитрусский и первый апостольский администратор Москвы. Невё, являясь настоятелем макеевского прихода, окормлял также и енакиевский.

К енакиевскому католическому приходу были причислены Петровский завод, рудники: Горловские, Ясиновские, Веровские, Софиевские и Казакевича, колония Давидово-Орловка, хутора Жданово, Фрез, Терновка, Балка, железная дорога от ст. Дебальцево до ст. Ясиноватая и колония Зелингеровка.

На средства католической общины в Енакиеве была открыта школа для детей иностранцев.

В 1913 – 1915 годы десятки тысяч армян и ассирийцев, спасаясь от геноцида младотурков, бежали из Армении. Часть из них осела в поселках Бахмутского уезда, где они занялись преимущественно сапожным ремеслом и торговлей. (О. Дадашев, С. Татаринов, Н. Тутова. Етнічна історія Бахмутського краю (XVIII – початок XX ст.). – http://dadashov.org.ua/?q=content). Кроме армян и ассирийцев, поселились в поселках при Петровских заводах и татары, которых охотно брали на работу на заводы и рудники, учитывая их дисциплинированность и трезвый образ жизни. В годы первой мировой войны немало горняков было призвано в армию. Нехваткой рабочей силы на шахтах сразу же воспользовались вербовщики, поставлявшие на рудники Русско-Бельгийского металлургического общества китайских и персидских горнорабочих. Платить выходцам из Азии можно было меньше, чем местным, а к работе они относились добросовестнее, хотя в квалификации проигрывали местным шахтерам (Фабрично-заводское дело. – 1915. – № 15). Своих молитвенных домов представители этих и некоторых других национальностей в нашей местности не имели, армянам приходилось ездить в Юзовку в армяно-григорианскую церковь, где священником был К.А. Довтян, мусульмане также вынуждены были отправляться на службу в Юзовский молитвенный дом, в котором имамом-хатыбом-муглимом был Ахмет Мустафин.

К сожалению, большинство церквей и молитвенных домов, построенных на территории нашего города в 19 – начале 20 века, в советское время было закрыто и уничтожено. И только спустя десятилетия началось возрождение церковной жизни в нашем крае.

Александр КУПЦОВ. Член Национального союза журналистов Украины и Национального союза краеведов Украины






Источник: http://enr.dn.ua/?p=8929
Категория: Церковь/Религия | Добавил: volodvolk (24.08.2013)
Просмотров: 7259 | Теги: храм, корсунь, молитвенный дом, ольховатка, Часовня, енакиево, веровка, история, церковь, Религия | Рейтинг: 5.0/1

Копипастерам: При копировании материалов со страниц сайта Ольховатка-ONLINE активная ссылка на сайт http://olhovatka-online.ru обязательна. Содержание статей может отличаться от первоисточника и не включать полный текст оригинала. Весь материал предоставлен из открытых ресурсов с соответствующими ссылками на источники. Уважайте труд авторов и всегда указывайте источник.

Похожие материалы
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
olhovatka-online.ru © 2009-2017